Неконституционный вирус

В России активное развертывание карантина затруднено из-за апрельского голосования по поправкам к Конституции – но это выбор не столько политический, сколько этический
Скорость и размах распространения эпидемии коронавируса в Европе и России остро ставят вопрос ответственности – как властей, так и граждан /Андрей Гордеев и Максим Стулов / Ведомости

Скорость и размах распространения эпидемии коронавируса в Европе и России остро ставят вопрос ответственности – как властей, так и граждан. В России активное развертывание карантина осложняется политической повесткой, а именно запланированным на 22 апреля общероссийским голосованием по поправкам в Конституцию.

По данным Университета Хопкинса на 15 марта, в мире заражение COVID-19 подтверждено у 156 400 человек, умерло 5833 (данные ВОЗ сопоставимы). Страны Европы, объявленной ВОЗ новым центром пандемии, перекрывают границы, закрывают детсады, школы и вузы (некоторые перешли на дистанционное обучение), отменяют культурные и спортивные мероприятия. Чтобы смягчить удар, правительство Италии обещало выделить 25 млрд евро, Великобритании – 30 млрд, Германии – 550 млрд, Евросоюз – 25 млрд, ЕБРР – 1 млрд. Деньги пойдут на борьбу с коронавирусом, масштабную помощь бизнесу или уязвимым группам граждан.

В России по состоянию на вечер 15 марта число зараженных COVID-19 выросло до 63 человек, более половины из них – в Москве. На первый взгляд ситуация не такая острая, как в странах Европы, но это, вероятно, вопрос времени и охвата тестированием на COVID-19, уже есть случаи заболевания тех, кто не выезжал из России. Миллиардер Олег Дерипаска призвал уже сейчас ввести в России полный карантин, обеспечив людям возможность провести дома 60 дней. Однако такая кардинальная мера требует принятия принципиального решения властей – причем комплексного. Но о стимулирующих мерах пока речь не идет, противоэпидемические сводятся к ограничениям на въезд и выезд, призывам к самоизоляции, измерению температуры в местах массового пребывания и ограничению численности митингов. Минобр рекомендовал школам ввести свободное посещение уроков (на карантин из-за коронавируса закрыты две школы в Москве и одна в Подмосковье), но окончательное решение за родителями. «Им в данном случае виднее», – резюмировал мэр Москвы Сергей Собянин. Но свобода выбора есть не у всех: не каждый может позволить себе сидеть с детьми дома (тем более что 100% компенсации зарплаты на больничном не предполагается), а бабушки и дедушки – в группе риска (как, надо думать, и врачи – у них тоже есть дети). Не зря коронавируса, по данным ФОМа, больше других опасаются женщины среднего возраста с невысоким достатком.

То, что российские власти пока осторожно дистанцируются от этих вопросов, подает неоднозначный сигнал обществу, немалая часть которого предпочитает ориентироваться на решение начальства – как в части защиты, так и поддержки. Для властей же ситуация осложняется желанием заручиться высоким процентом явки и поддержки президентских поправок к Конституции на общероссийском голосовании, запланированном на 22 апреля. Помощь, очевидно, потребуется и бизнесу. Для властей это вопрос не только денег, но и ответственности, это выбор не только политический, но и во многом этический.