Следить за вирусом или не только

Создание системы отслеживания контактов с зараженными коронавирусом не должно стать легализацией внесудебной слежки за гражданами
Создание системы отслеживания контактов с зараженными COVID-19 поднимает вопрос – о границах допустимого проникновения в частную жизнь граждан /Максим Стулов / Ведомости

Создание системы отслеживания контактов с зараженными COVID-19 в очередной раз поднимает острейший для современного мира вообще и России в частности вопрос – о границах допустимого проникновения в частную жизнь граждан из соображений общественной безопасности: то, что может быть разумной мерой в борьбе с пандемией, может стать и дежурным средством бесконтрольной слежки за гражданами.

23 марта премьер Михаил Мишустин поручил Минкомсвязи за три дня «организовать создание» системы отслеживания людей, контактировавших с зараженными COVID-19, на базе данных мобильных операторов о геолокации сотовых телефонов. Те, кого система сочтет контактировавшим с больным, получат sms-предупреждения о необходимости самоизолироваться. Информация о контактах будет также направляться в оперативные штабы в регионах – видимо, в целях контроля за соблюдением режима карантина (Минюст уже подготовил поправки в КоАП, ужесточающие наказание за его нарушение, – сейчас максимальный штраф всего 1000 руб.).

Идея не новая. Как подсчитал Business Insider, власти 10 стран уже используют данные геолокации – как в обезличенном агрегированном виде (Австрия, Бельгия), так и в виде отслеживания конкретных зараженных людей и их контактов (Южная Корея, Тайвань, Сингапур) для борьбы с распространением вируса. На прошлой неделе сотни граждан Израиля получили sms, что они были рядом с кем-то, зараженным коронавирусом, и должны немедленно самоизолироваться на 14 дней. Идею использовать данные геолокации для мониторинга эпидемии, по сведениям The Washington Post, обсуждало с Amazon, Apple, Facebook и Alphabet и правительство США.

Понятно, что борьба с вирусом – это война и правительства по всему миру готовы использовать все возможные средства эпидемиологического надзора, чтобы остановить распространение COVID-19. Вопрос в том, сколько и какой информации о личной жизни граждан могут получить власти – и как они могут ее использовать. Как предупреждает The Washington Post, это может быть информация не только о физических перемещениях, но и о политической активности, религиозных убеждениях и даже сексуальной жизни граждан – не только за последние дни, но месяцы и даже годы. Фактически речь идет о том, что следующей жертвой COVID-19 вслед за мировой экономикой может стать право на неприкосновенность частной жизни – одно из фундаментальных в современной концепции гражданских свобод, утвержденной во Всеобщей декларации прав человека.

В России «создание» системы контроля за гражданами обречено восприниматься болезненно. Если на «организацию создания» отводится три дня, то система слежения, очевидно, уже давно готова и действует, уверен директор центра IT-исследований и экспертизы РАНХиГС Михаил Брауде-Золотарев. Эпидемия только легализует ее как фактически внесудебную оперативно-розыскную деятельность. А на свободные выборы как инструмент для возвращения властей в берега права после победы над коронавирусом россиянам рассчитывать не приходится.