К стратегии послевирусного развития: об очевидном и не очень

Экономике поможет ставка на рост производительности труда
Reuters

Все страны скоро снимут ограничения и восстановят экономическую активность. Сроки измеряются месяцами, но не годами. Общественный запрос на возврат к нормальной жизни очень велик, для этого будут использоваться любые поводы и возможности. Но значительность потерь задает склонность к усиленной экономии на товарах и услугах не первой необходимости – население быстро не восстановит прежнюю активность в покупках товаров длительного пользования, тратах на отдых и развлечения. А бизнес – инвестиционную активность. Государство, подрастеряв резервы и уже пойдя на фискальные послабления, тоже станет осторожным в расходах.

Это даст мощный импульс к снижению издержек. Вирус выступил триггером для того, чтобы принять множество решений, уже состоялся эксперимент с принудительной цифровизацией потребительских запросов и бизнес-практик. И если потребитель после дефицита общения еще может стремиться к максимальному возврату в офлайн (но подешевле), то у бизнесов, находящихся в условиях конкуренции, выбора просто не будет. Упрощая, речь о неизбежном тренде на экономию на командировках, аренде и проч.

На этом список очевидных больших эффектов, видимо, завершается. Остальное для того, чтобы взлететь, должно быть серьезно дополнительно поддержано.

Так что ожидается режим с не очень-то благоприятными макроусловиями: низкие цены на нефть, снизившиеся доходы, режим экономии, вялое восстановление многих рынков. Обнародованный недавно прогноз Минэкономразвития в целом отражает эту ситуацию. Но как исполнять прежние планы развития – и инвестиционные (бизнесу), и заложенные в национальных проектах (государству и бизнесу), – непонятно.

Объективно – для сохранения долгосрочной целостности страны – простое урезание расходов неприемлемо. Единственный просматривающийся драйвер роста – принципиально новый способ сверхмощного стимулирования роста эффективности, прежде всего производительности труда. И первая реакция на такое предложение – отторжение: не заработает.

Да. Просто так действительно не заработает. 

Но шанс есть, и он единственно возможный. Сверхамбициозность задачи требует выстраивания адекватного решения. Чтобы опора на эффективность работала, требуется обеспечить одновременное, синхронное, выверенное: 

– сверхстимулирование роста производительности;

– эффективное перераспределение высвобождающихся ресурсов; 

– смягчение бюджетных ограничений; 

– максимальное мультиплицирование растущего спроса.

Это главный контур, но есть и конкретика. 

Необходимо четко выяснить и переосмыслить нынешнюю ситуацию с занятостью. Опросить предприятия, провести выборочные обследования рабочей силы (но опрашивать не только работников, но и работодателей), а закончить переписью населения и составлением «карты перспективных рабочих мест» с опорой на инвестпроекты.

Кстати, об инвестпроектах.  Конечно же, они – основа будущего развития. Всю стимулирующую политику придется гораздо четче структурировать в зависимости от типа и фазы развития бизнесов. Нет просто дела – есть бизнесы растущие, стабильные и депрессивные. Для каждого типа своя политика. И диалог с активно развивавшимися последние пять лет компаниями. Какие перспективы они видят и что им для развития требуется – ключевой вопрос. Если они не видят – кто увидит?

Очень важен аудит и максимальное тиражирование успешного опыта существующих институтов и проектов со схожей проблематикой (фонд развития промышленности (ФРП), национальный проект производительности и проч.). Зарекомендовавшие себя лучшие практики (того же ФРП) должны быть распространены на проекты числом на порядок больше.

Сделать поддержку движения к эффективности максимально «авансовой». Предприятиям, принимающим переобученных работников, выдавать льготные кредиты на переобучение с последующим списанием части кредита в зависимости от будущей оплаты труда – вплоть до полного списания, если работник устойчиво получает большую, чем на прежнем месте, зарплату.

Если бизнес на конкурентных рынках будет иметь достаточно стимулов к росту эффективности, то для монопольных и олигопольных рынков необходимы специальные меры. Только надо уйти от простодушных требований «повышения производительности на 5% для госкомпаний»! Нужна смарт-политика, подразумевающая, например, ограничение роста цен и тарифов монополий с требованием обеспечения прибыльности и мерами по предотвращению разнесения центров прибыли и убытков по юрлицам (ФНС в помощь).

Можно под эгидой одного из институтов развития запустить программы переподготовки и трудоустройства с умеренными (достаточными для жизни) стипендиями их слушателям. Чтобы не создавать дополнительную нагрузку на бюджет, эти программы могут фондироваться от размещения средств Банка России в ВЭБе (если оператором программ будет другой институт, то ВЭБ сможет сделать взнос в его ресурсы) – так делалось несколько лет назад при санировании ВЭБом проблемных банков. Чтобы обеспечить возврат этих средств, для слушателей они могут оформляться как долгосрочные образовательные кредиты с невысокой ставкой и частичной оплатой долга компанией – конечным работодателем.

Чтобы усилить мультиплицирование внутреннего спроса, часть расходов (при выдаче кредитов, стипендий, пособий) может выплачиваться на специальную платежную карту без возможности обналичивания и с ограничениями по видам покупки товаров и услуг (для преимущественно российских товаров и для необходимых услуг).

Нужно искать и более смелые решения. Не секрет, что многие ИП и самозанятые не разделяют кредиты на личные и бизнес-цели, оформляя на себя лично кредиты для бизнеса. Но интересен вопрос: насколько такое могли бы начать практиковать малые и средние предприниматели, чтобы финансировать инвестиционные проекты, если бы ставка или даже часть тела кредита могли бы в будущем уменьшаться в зависимости от суммы уплаченных налогов? А может, стимулировать честных, способствуя обелению бизнеса, и дополнительно субсидировать ставку инвестиционного кредита в зависимости от уже выплаченных налогов?

Можно не беспокоиться, что дополнительные вливания ликвидности, возникающие при такой поддержке, разгонят инфляцию. Скорее они создадут дополнительный спрос, который поможет дозагрузить простаивающие после кризиса мощности. А рост производительности создаст новое предложение товаров и услуг, которое увеличит спрос на деньги и свяжет новую ликвидность.

И надо понимать, что грандиозность задачи потребует соответствующего организационно-управленческого механизма. Речь, конечно, не о Госплане, экономика у нас рыночная. Но новации в этой части объективно необходимы.

Автор — руководитель направления анализа и прогнозирования развития отраслей реального сектора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, кандидат экономических наук