Конституция для галочки

Публичное обсуждение важнейшего закона России не предполагается
РИА Новсти

Закон о плебисците по изменению Конституции не предусматривает агитации за или против поправок – только информирование граждан о проведении голосования, возложенное на избирательные комиссии и СМИ, сообщила РБК член ЦИК Майя Гришина.

Так Гришина прокомментировала письмо в адрес ЦИК от правозащитников, оппозиционеров и общественных деятелей, объединившихся в кампании «Нет!», которые указывают, что на федеральных телеканалах и уличных билбордах идет агитационная кампания за поправки (выдержки из письма приводит РБК). Раз так, следует из обращения, то противникам поправок тоже нужно выделить время и место в СМИ, чтобы высказать аргументы и призвать граждан голосовать против обнуления президентских сроков Владимира Путина.

Формально «Закон РФ о поправке к Конституции РФ» действительно предусматривает только информирование, но применительно к избирательным комитетам и госорганам – организаторам голосования, которым выделяются на это деньги из бюджета, констатирует сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» Григорий Мельконьянц: про граждан в законе речь вообще не идет. То есть избиркомам и исполнительной власти, а также государственным СМИ агитация вместо информирования запрещена – подобное должно расцениваться как нецелевое расходование средств.

Российское право разграничивает информирование (нейтральную информацию) и агитацию (информацию, побуждающую к чему-либо). Поэтому если информация о голосовании, исходящая от властей и государственных СМИ, побуждает людей к участию в голосовании – это выход госорганов за рамки закона, поясняет Мельконьянц. Оснований убедиться в этом немало: лозунги «Участвуй в создании Конституции – впиши свой голос в историю страны!» и «Твой голос – твоя Конституция!», например, можно встретить на сайте сельского поселения Ватта в ХМАО-Югре и странице ФСБ в «Одноклассниках». Ролик на RT с участием публичных деятелей, включая Артемия Лебедева, который в итоге призвал не участвовать в голосовании, прямо гласит: принимаем поправки в Конституцию вместе.

Заметим, что приведенные примеры как раз нельзя назвать информированием; смысл этого слова – передача сведений, а не призыв к действию.

Государство должно обеспечить равенство позиций, плюрализм мнений при голосовании. Но первое лицо государства выступает заинтересованной стороной – одна из поправок в Конституцию касается Владимира Путина и его президентского будущего до 2036 г. Сторонники поправок обладают бюджетными ресурсами, которые используют для фактической агитации, отмечает Мельконьянц: президент, губернаторы, ЦИК, представители избирательных комиссий, общественных палат. Они не видят ничего зазорного в том, чтобы как официальные лица говорить, что голосовать за поправки хорошо.

Член ЦИК Гришина уточнила, что обращение инициаторов кампании «Нет!» еще не читала – оно было отправлено 2 июня и не поступило в ЦИК, но обещала его «внимательно рассмотреть», когда запрос придет. Обозначенная Гришиной позиция ЦИК, впрочем, едва ли по сути изменится: со стороны властей нарушений закона о голосовании о поправках в Конституцию нет, нельзя за счет государственных ресурсов заниматься агитацией и оппозиции, перед законом все равны. Тем более что в марте Роскомнадзор по решению Таганского суда Москвы заблокировал сайт кампании «Нет!». Гражданам, которым, в отличие от официальных лиц, агитировать можно, делать это по факту запрещают.

Ремарка Гришиной подтверждает общую картину голосования о поправках как странной процедуры. Начиная с того, что такие изменения требуют созыва конституционного собрания, что четко прописано в действующей Конституции, и заканчивая тем, что вводится отсутствующая в законе норма всенародного голосования, но не референдум, на которое и выставляется пакет поправок. Вообще-то плебисцит подразумевает, что стороны высказывают свои позиции, чтобы люди поняли, о каких изменениях идет речь, и могли осознанно проголосовать. А на голосование по путинской Конституции выносятся 46 пунктов, которые еще содержат поправки, уточняет Мельконьянц. Граждане, по идее, должны знать и взвешивать все за и против, за что или против чего они голосуют. Дискуссия нужна – тем более что конституционная поправка об обнулении сроков Путина разделила россиян. Новую норму, позволяющую Путину после 2024 г. избраться еще на два срока, одобряют, по данным «Левада-центра», 48% опрошенных, не одобряют – 47%. Для сравнения: опрос ВЦИОМ в мае показал, что декларируют участие в голосовании с разной степенью уверенности 66% респондентов; из них поддержать поправки думают 61% - то есть, за поправки высказались всего 40,26% респондентов в целом. Но содержательно эти поправки в Конституцию не обсуждаются, фокус внимания россиян Кремль и ЦИК сосредотачивают исключительно на процедурных вопросах – как пройдет голосование.

Подписанный Путиным в марте закон в принципе не предусматривает гарантий для свободной дискуссии между сторонниками и противниками поправок и донесения до граждан разных точек зрения, замечает Мельконьянц. Граждане выкинуты из политической процедуры компромиссов и согласований – нужно не их мнение, не их осмысленное волеизъявление, а просто голос для подтверждения сформированной в Кремле позиции. Поэтому государство делает все, чтобы в информационном пространстве была одна позиция, и гражданам невозможно свободно сформировать свою волю для голосования. Кремль так решает политическую задачу: как в условиях падения доверия к власти в целом и к Путину в частности провести голосование, чтобы отрапортовать о хороших результатах, комментирует политолог Николай Петров. Это делает голосование не демократической и не юридической процедурой, а процедурой постановки галочки.