Святая шведская инквизиция

Чем опасна идеологическая ортодоксия
Хамид Зафар /Nyhetsmorgon / Youtube

В Швеции скандал вокруг педагога Хамида Зафара. Выходец из Афганистана, он вырос в мигрантском гетто Гетеборга, но получил образование и сделал карьеру. В 2015 г. он стал ректором школы в одном из самых неблагополучных районов. Успеваемость была низкой, не хватало учителей, которые боялись своих учеников, многие старшеклассники состояли на учете в полиции. Власти планировали закрыть эту школу. За короткий срок Зафар радикально улучшил ситуацию: была водворена дисциплина, стабилизирован педагогический состав, выросла успеваемость, снизилось насилие.

Успех заметили. Имя Зафара стало появляться в СМИ, которые называли его «ректор Хамид». Его пригласили преподавать в университете. В 2018 г. он получил престижную премию «Швед года». Стал колумнистом в крупной газете, вел популярные подкасты, постоянно мелькал в ток-шоу на ТВ и слыл экспертом по интеграции мигрантов в правой Умеренной партии (Moderatorna).

И тут выяснилось, что с 2010 по 2016 г. Хамид Зафар писал анонимные антисемитские и расистские комментарии на интернет-форумах. Он высмеивал учебник, который «закармливает» учеников ужасами Холокоста, ругал сионистов, оценивал людей по их национальности (сравнивал, например, хорватов с крупным рогатым скотом), грубо писал о женщинах и презрительно – о геях.

Зафар признал вину, заявил, что отказался от этой «плоской и упрощенной картины мира», но снисхождения не снискал. Его уволили из школы, из муниципалитета, отношения с ним разорвали все СМИ, а телевидение удалило выпуски шоу, в которых он успел сняться. Из символа успеха шведской модели интеграции Зафар превратился в заклейменного еретика, которого все чураются.

Жесткость репрессий за нарушение идеологической чистоты, с точки зрения обывателя, контрастирует с повседневностью содеянного. Ведь грубые, если не сказать преступные комментарии Зафара в интернете отражают массовые предрассудки и настроения, распространенные внизу социальной пирамиды, особенно среди мигрантов. Кажется, если увольнять за подобные мысли всех, то и работать будет некому. Но из публичной сферы «простонародные ереси» безжалостно выкорчевываются. Если бы ректору Хамиду позволили, он бы сам во всех ток-шоу каялся за свои идейные ошибки. Но его подвергли остракизму.

Непреодолимый разрыв между культурой низов и верхов чреват потрясениями. Когда-то на заре Нового времени магические предрассудки простого народа стали выжигать огнем инквизиции. Низы ответили восстаниями и созданием радикальных сект. Если нынешняя идеологическая ортодоксия замкнется в своей элитарной башне из слоновой кости и вместо образования, проповеди и диалога будут использоваться одни репрессии, то снизу возникнет альтернативная культура, публичная сфера и идеология. И они будут строиться отнюдь не на гуманистических основаниях.