Аналитика / Конъюнктура
Статья опубликована в № 3872 от 14.07.2015 под заголовком: Конъюнктура: Назойливый референдум

Назойливый референдум

Найденный Грецией компромисс с кредиторами во многом противоречит итогам референдума
Константин Симонов

Греческий сериал, подошедший к промежуточному финишу, вроде бы разобрали во всех деталях. Но есть один аспект – не столько политический, сколько политологический, – на который обращено было гораздо меньше внимания, чем следовало. Речь идет, простите за пафос, о состоянии современной демократии и системе принятия государственных решений.

Вот уж, действительно, ирония судьбы – кризис в Греции, родоначальнице и демократии, и научного изучения проблемы управления полисом. Напомню, что в большинстве полисов Древней Греции решения принимались с привлечением специалистов – кроме касающихся собственно проблем управления самим полисом. Считалось, что для этого нужны не знания, а добродетель, которой нельзя обучиться. Постепенно усложнение политики привело к развитию институтов представительной демократии. Однако несколько последних десятилетий говорится о необходимости более активного вовлечения граждан в политику – тем более что технический прогресс позволил задуматься о восстановлении прямой демократии даже в больших с географической точки зрения странах. Ведь долгое время необходимость представительной демократии объяснялась не низким качеством решений, принимаемых всеми, а именно техническими трудностями – грубо говоря, как же всех жителей страны собирать в одном месте для голосования. Популярность набирали концепции соуправления.

И вот тут и случился греческий кейс. «Сириза» победила на выборах в начале года с четкими лозунгами не выполнять программу возврата кредитов. Дальше Ципрас сделал ход референдумом. И, как мы все знаем, большинство избирателей демонстративно отказались возвращать занятые деньги и жить по средствам. По сути, приняли самоубийственное для государства решение. И уж совсем худо, что выбор греков никак не спишешь на авторитарные СМИ, зомбирование и прочие штуки. Можно, конечно, сказать что-то вроде «Греция, ты одурела», но только мы не поймем, как же это произошло.

Дальнейшим поведением Ципрас только добавил драматизма. Найденный компромисс с кредиторами во многом противоречит итогам референдума. Да, Ципрас, возможно, спас экономику страны от полного коллапса. Но, выходит, сделал он это только благодаря игнорированию мнения большинства греков. В Страсбурге в прошлую среду Ципрас сказал, что он управляет Грецией пять месяцев, а проблемы ей создавали пять лет. Это правда – но ведь все предыдущие правительства были продуктом народного волеизъявления.

Конечно, Греция – не первый банкрот. Дефолты, скажем, часто случаются в Латинской Америке. Но в том-то и дело, что последние только подтверждали тезис, что авторитарные режимы порождают некачественные институты. Дефолт Греции не получится списать на недоразвитость демократии.

В общем, наверное, было бы лучше, если бы на референдуме Греция сказала «да». Но ведь история сослагательного наклонения не знает. Так что последствия греческой истории могут оказаться весьма серьезными, причем не только в финансовой сфере. От этого кейса не отмахнешься, как от мухи.-

Автор – генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности