Мнения / Аналитика / Республика
Статья опубликована в № 4697 от 16.11.2018 под заголовком: Общий язык и война

На каком языке говорить о войне

Общее с Западом культурное пространство может помочь избежать неисправимых ошибок, но мы его покинули
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Максим Трудолюбов

В сегодняшней русской культуре почти нет Первой мировой войны, и это объяснимо – крушением тогдашнего государства, расколом общества и тенью Второй мировой, которая для современной России безмерно важнее. Первая мировая уехала от нас вместе с эмигрантами первой волны. А память тех, кто остался в СССР, была изменена госпропагандой – та война на многие годы стала «империалистической», а потом и вовсе стерлась. Россия тогда покинула общеевропейское культурное пространство.

В общественном сознании нет не только той войны, разговоры о которой только что прошли по всей Европе, но и готовности всерьез думать о роли политиков в ее развязывании. У нас с западной культурой нет общего языка для разговора о войне и ее причинах. В речи по поводу столетия окончания Первой мировой Эмманюэль Макрон говорил в Страсбурге, в частности, о том, что не хочет принадлежать к поколению «лунатиков, которые забыли свое прошлое». Макрон имел в виду книгу Кристофера Кларка «Лунатики. Как Европа вступила в войну в 1914-м» (The Sleepwalkers: How Europe Went to War in 1914) и старый роман австрийского писателя Германа Броха «Лунатики» о предвоенном поколении в Германии и Австро-Венгрии.

Здесь сразу понятно, о чем речь. Die Schlafwandler, les somnabules, the sleepwalkers отсылают к поколению тех, кто моральной деградацией (общество) или неспособностью видеть дальше своего носа (политики) вверг процветающие и образованные общества Европы в трагедию, которой можно было избежать. «В истории нет одного дымящегося пистолета, – пишет Кларк. – Точнее говоря, их много и они в руках каждого из персонажей».

Огромную роль для предыдущего поколения политиков сыграла книга Барбары Такман «Августовские пушки» – она тоже о начале Первой мировой войны. Политологи Ричард Нойштадт и Эрнест Мэй в книге «Современные размышления о пользе истории для тех, кто принимает решения» (Thinking in Time) рассказывали о том, что Джону Кеннеди в ситуации Карибского кризиса помогла попытка посмотреть на себя из перспективы истории – он не хотел повторять ошибки лунатиков июля – августа 1914 г. Общее культурное пространство иногда помогает избежать неисправимых ошибок.

Одна из вещей, которые меня искренне удивили в США, когда я был слушателем в одном из университетов, – то, что разговор о политической стратегии начинается с Фукидида. «Историю Пелопонесской войны» разбирают как первый учебник о том, как устроено вступление в войну и как, зная структурные причины войны, можно ее избежать. Грэм Аллисон, бывший замминистра обороны США, преподававший затем в Гарвардской школе госуправления им. Кеннеди, написал книгу о «Ловушке Фукидида» (Destined for War: Can America and China Escape Thucydides’s Trap?). Аллисон разбирает в книге множество конфликтов, возникающих между доминирующим государством и растущим государством, бросающим вызов прежнему лидеру. Сейчас такие государства – США и Китай, так считают и в США, и в Китае. И китайские стратеги, можно в этом не сомневаться, дополнили свои библиотеки традиционных для китайской культуры книг о стратегии «Пелопонесской войной».

Важен тут опять-таки не сам экзотический для русского уха пример. Просто хорошо понимать, что та сторона думает, учитывая Фукидида и другие разборы вступления государств в войны. То немногое, что удается понять о мышлении российских стратегов, говорит о том, что они тоже, конечно, стремятся исправить ошибки прошлого, но ориентируются в основном на русскую историю и многочисленные обиды, которые нанесены были России в разное время. Отыгрывание обид, бросание «ответок» не самая дальновидная стратегия. Мы привычно спрашиваем себя, в каком году мы сейчас (в «нашем» году, а не общемировом): в 1985-м или, например, в 1914-м? Вернувшись в общее культурное пространство, можно было бы избегать недоразумений в отношениях с другими странами и лучше понимать собственные выгоды, в том числе военные и политические.

Brainsуs
19:34 16.11.2018
Надо заметить, что ситуация с развязыванием большой войны в наше время таки фундаментально отличается от предыдущих времен. Если речь идёт об ядерной войне, то умышленно развязывать её бессмысленно, так как никакая победа не окупит тот ущерб, который она нанесет. Поэтому Фукидид тут ничему не научит. А вот маленькие безнаказанные войны большие державы любят: нет ничего слаще задавить своей огромной военной тушей всякую мелочь, типа Югославии, Ирака, Ливии или Сирии, особенно если некому за них вступиться, и ту война даже не является продолжением политики другими средствами, а просто развлечение и способ утилизировать старые вооружения. Это как драки в голливудских боевиках со своей эстетикой и хореографией, чтоб зрителю сделать красиво. Ловушка совсем в другом - горы автоматизированного и роботизированного оружия могут начать пулять друг в друга помимо воли самих военных, просто из-за какой-то случайности, без всякого казус белли. Если наставить друг на друга ракеты малой дальности, то дело будет совсем плохо, стороны будут исходить из намерений другой стороны нанести первый обезоруживающий удар, чтобы получить решающее преимущество, психологический порог нанесения удара снизиться до нуля и станет практически неизбежным. Это отлично поняли американцы и поэтому пригрозили войной СССР за размещение ракет на Кубе, хотя сами столь же легкомысленно размещали их в Турции. Аналогично надо действовать и России: пригрозить нанести удар по позициям любых ракет средней и малой дальности в Европе, чтобы элита и население Запада обделалось от страха, тем более, что они там все верят в ужасную и кровожадную Россию - это единственный способ избежать большой войны в будущем. Лучше ненавидеть и бояться друг друга, но избежать большой войны, чем делать вид, что мы "партнеры" и поубивать друг друга.
00
Комментировать
Читать ещё
Preloader more