Как не допустить беспорядков

Неприятные сценарии развития нынешнего кризиса
В Москве, наиболее пораженной инфекцией, по словам мэра Сергея Собянина, около 20% жителей игнорируют призывы к самоизоляции /Евгений Разумный / Ведомости

В связи с набирающей высоту пандемией коронавируса сейчас в России обсуждаются два блока проблем: чисто эпидемиологические (когда наступит пик заболеваемости и как его сгладить) и социально-экономические (сколько денег надо выплатить бизнесу и населению). Но в стороне остается еще один блок – поведенческий.

Как ведет себя бизнес в это тяжелое время – более или менее понятно. Крупный продолжает добывать сырье и отправлять его на экспорт (там свои проблемы, с коронавирусом мало связанные), а вот средний и особенно малый бизнесы получают мощные удары по корпусу – недаром снова популярны воспоминания о судьбе «Титаника». Особенно тяжело практически всем отраслям сервисной экономики, где происходит массовое закрытие предприятий, а работающие там люди на грани увольнений и потери дохода.

А вот что делают простые люди? Каковы их модели поведения в это экстремальное время? 

Если очень грубо обобщить, то пока их две:

– безразличие, как будто бы ничего не происходит. В Москве, наиболее пораженной инфекцией, по словам мэра Сергея Собянина, около 20% жителей игнорируют призывы к самоизоляции. В провинции эта доля, как правило, принципиально выше, что напрямую связано с численностью инфицированных. В подавляющем большинстве регионов России их пока не более десятка человек;

– в той или иной степени положительное реагирование на призывы властей к ограничению контактов. В Москве – это большинство, а в провинции – обратная картина.

Казалось бы, вся задача власти заключается в том, чтобы продолжать убеждать, а местами и принуждать людей следовать второй модели. Тогда и удастся сгладить пик эпидемии, избежать всех пугающего «итальянского» варианта развития событий.

Однако ситуация намного сложнее и опаснее. Дело в том, что возможна и третья модель, которую кратко можно назвать «массовые беспорядки». Да-да, именно эти слова пытались натянуть на летние события в Москве прошлого года. Но не получилось (хотя ох как хотелось!). Ведь не было главного – применения насилия со стороны протестующих. А вот сейчас такая вероятность появляется.

Но в отличие от москвичей, выходивших на мирный, ненасильственный политический протест прошлым летом, сейчас речь идет об отчаявшихся людях, которые никогда и ни к какой политике отношения не имели. Более того, в своей массе это будут те, кто еще недавно был вполне лоялен к нынешней власти.

Обратите внимание на сообщения из Италии, особенно с юга. В соцсетях там появились группы, призывающие к грабежу магазинов. «Чем больше времени проходит, тем больше ресурсов исчерпывается. У людей заканчиваются их незначительные сбережения. Это говорит о том, что скоро социально-экономические проблемы взорвутся», – сказал мэр города Палермо Леолука Орландо. Хочу напомнить, что жесткий карантин в Италии продолжается уже месяц.

Но почему взрывоопасен именно юг Италии? Там очень много людей, которые работали в серой зоне, и на них правительственные меры поддержки не распространяются. Кроме того, уровень законопослушности в этой части страны намного ниже, чем на севере Италии.

Аналогия с Россией весьма близка. Наш «север» – это Москва, жители которой неплохо по российским меркам зарабатывают, а городской бюджет может себе позволить многое. А вот наша провинция – это во многом тот самый полупатриархальный итальянский юг, живущий во многом по понятиям середины прошлого, XX века. Поэтому надо обратить внимание не на московскую программу помощи малому бизнесу и населению, которая, хоть и недостаточна, и несет отпечаток фискального мышления, но все же на какое-то время сможет смягчить социальный удар. Тем более что Сергей Собянин пытается демонстрировать упреждающий стиль реагирования на надвигающиеся угрозы.

А вот в регионах, во-первых, просто не хватит денег для экстренной помощи большим массам внезапно потерявших работу и заработок людей даже по столичному образцу. И, во-вторых, качество местной управленческой элиты оставляет желать лучшего. Можно бесстрашно прыгать со скалы и ложиться под танк во время обучения кандидатов на высшие региональные должности. Но в реальной жизни, когда происходит событийный обвал, эти кадры не очень понимают, что делать, и ждут прямых указаний из Кремля.

И что же они услышали, если говорить о федеральной повестке борьбы с коронавирусом?

По меткому выражению Андрея Мовчана, – «кашу». Меры не сведены в единую систему, которая защищала бы от социального кризиса большинство населения. Кроме того, фискальный характер предложений очевиден, а значит, и в данной ситуации неэффективен. Так, вместо налоговых каникул малому бизнесу предлагается лишь отсрочка платежей, переносятся на более поздний срок выплаты по кредитам без учета того, можно ли будет их в принципе заплатить потом. Если говорить о населении, то будут произведены небольшие выплаты семьям с детьми в возрасте до трех лет, всего лишь на месяц ускорены обещанные пособия на детей от трех до семи лет. Чуть повышен максимальный размер пособия по безработице.

Но ничего не обещано пенсионерам – а ведь они не менее уязвимы в этой ситуации. Почему бы им не выдать пособия, покрывающие размер платежей по ЖКХ, или, что проще всего, доплачивать до пенсии фиксированную надбавку за жизнь в таких тяжелых условиях? Было бы красиво, если бы источником таких выплат стала таинственная организация «Роснефтегаз», которая аккумулирует дивиденды подконтрольных государству сырьевых монополий.

Возвращаясь к детям: а школьники, которые должны продолжать учиться дистанционно, не отвлекаясь на отчаяние родителей, которые во многих случаях сейчас теряют возможность обеспечить им хотя бы минимально приемлемые материальные условия? И до нынешнего кризиса социологи зафиксировали, что у половины семей есть финансовые проблемы собрать ребенка к 1 сентября. Так, может быть, и семьям со школьниками выплачивать ежемесячное пособие, например в размере прожиточного минимума ребенка?

Такая помощь населению, накрывающая все его основные группы, которые, судя по всему, еще нескоро выйдут из социального кризиса, была бы очень своевременна уже сейчас, а не тогда, когда отчаявшиеся люди будут способны на что угодно. Вспомним печальный и громкий опыт протестов обманутых дольщиков и валютных ипотечников, проблемы которых так и не удалось до конца решить до сих пор. А ведь это весьма немногочисленные группы населения. А в нынешней ситуации будут затронуты повседневные жизненные (а не политические, как в Москве летом 2019 г.) интересы, видимо, десятков миллионов людей по всей стране. Поэтому столичный взгляд на ситуацию, построенный на «отсрочках» и изъятии денег у «богатеньких» обладателей миллионных рублевых счетов в банках, не просто неэффективен, но и опасен своей неадекватностью возможным внутриполитическим угрозам.

Надо понимать, что возникновение в каком-то провинциальном городе массовых беспорядков с грабежом магазинов, скорее всего, приведет в ступор местные власти, может парализовать и полицию, сотрудники которой – родственники и знакомые протестующих. Этот сценарий, тем более с выдвижением требований о спасении к власти, может стать, как модно сейчас говорить, вирусным, быстро распространяющимся по регионам.

Этот сценарий развития событий, надеюсь, все-таки не состоится. Но для этого надо просто-напросто заглянуть немного вперед и перестать думать, что россияне приучены быть терпеливыми в любых обстоятельствах и всегда будут лояльны к власти, что бы она ни делала. И, главное: если Россия хочет благополучно выйти в посткоронавирусную эпоху, то пора бы уже начать обсуждать давно назревшие и жизненно важные для страны контравторитарные реформы. Это задача прежде всего для той части общества, которая осталась здравомыслящей и готовой разделить ответственность за будущее России.

Автор – доктор экономических наук