Для вас этот материал открыл подписчик Сергей Заверский Подпишитесь и вы

Ставка заводит в тупик

Поддержка заимствований обходится бюджету все дороже

Руководство Банка России, которое и раньше критиковало развертывание льготных программ, посылает сигналы о высокой вероятности дальнейшего повышения ключевой ставки. В это же время в Минфине заявляют, что каждое повышение ключевой ставки на 1 п. п. ведет к увеличению расходов бюджета на 200 млрд руб. – включая расходы на обслуживание госдолга и финансирование программ льготного кредитования. До 30 октября идет общественное обсуждение подготовленного Минфином проекта постановления правительства о том, чтобы ограничить объемы субсидий на поддержку кредитования (пока за счет программ для промышленности с плавающей процентной ставкой). Подключена к этому оказалась и Госдума: 10 октября глава комитета по экономической политике Максим Топилин сообщил, что депутаты договорились с руководством Банка России проанализировать наличие средств на субсидирование кредитов в проекте внесенного правительством бюджета на 2024–2026 гг.

В этой ситуации ясно одно: поддержка заимствований, крайне необходимая сейчас для развития ключевых секторов экономики, обходится дорого. В последние годы затраты федерального бюджета на обеспечение доступности заемных средств (они включают субсидии на компенсацию процентных ставок и близкие к ним субсидии на выплаты купонного дохода и лизинговых платежей) ежегодно исчисляются сотнями миллиардов рублей. По оценке ИКСИ, в 2021 г. объем таких расходов федерального бюджета составил 763,2 млрд руб., в 2022 г. – 684,8 млрд руб., а плановый объем на 2023 г. составляет 560,1 млрд руб. При этом на 2024 г. ожидается рекордно высокая сумма расходов – 962,8 млрд руб. Это на 72% выше планового показателя на 2023 г. и на 40% выше фактического объема таких расходов в 2022 г.

К этим суммам стоило бы добавить еще и расходы федерального бюджета на докапитализацию участников финансового рынка – банков, институтов развития, лизинговых компаний и т. д. (в виде взносов в их капитал или субсидий в виде вклада в имущество) для финансирования ими кредитных, гарантийных, инвестиционных и иных программ. Такие расходы в последние годы составляли еще по 100–150 млрд руб. ежегодно. На 2024 г. плановый объем таких расходов составляет 41,8 млрд руб. Примечательно, что с учетом этого в 2024 г. суммарные расходы федерального бюджета на обеспечение доступности заемных средств и взносы в капитал участников финансового рынка превысят 1 трлн руб.

Для бизнеса и населения, сталкивающегося с недоступностью заемных средств, значимость правительственной поддержки в форме субсидий и аналогичных им инструментов трудно переоценить. Однако возможности дальнейшего расширения бюджетных расходов ограниченны, и приходится делать выбор, кого из заемщиков важнее поддержать. Если ранее основная часть субсидий направлялась на поддержку различных форм заимствований бизнеса, то в 2024 г. наибольшая часть средств пойдет на поддержку доступной ипотеки (на пять ипотечных программ будет направлено 540,6 млрд руб., что в 2,7 раза больше плановых расходов на эти программы в 2023 г.). При этом субсидии на поддержку заимствований бизнеса вырастут в меньшей степени. Например, расходы по линии Минпромторга на субсидирование процентных ставок, купонного дохода и лизинговых платежей в 2024 г. увеличатся на 25% (до 105,4 млрд руб.) по сравнению с 2023 г., Минсельхоза (исключая «сельскую ипотеку») – на 19% (до 243,8 млрд руб.), Минэкономразвития – на 4% (до 53,4 млрд руб.).

Ситуация, когда один регулятор (правительство) пытается смягчить политику другого регулятора (Банка России), неся при этом все более значительные расходы, в самом деле является тупиковой. Потери от этой ситуации несет не только федеральный бюджет, но и те заемщики, которые не охвачены госпрограммами субсидирования заемных средств, а также общество в широком смысле – ведь этот триллион рублей, который планируется на поддержку заимствований в 2024 г., мог бы быть направлен на иные общественно значимые цели. Примечательно и то, что непосредственными получателями этих субсидий из бюджета являются не бизнес и население, которые могли бы непосредственно направлять средства на свои расходы, а банки, которые приняли на себя обязательство выдавать кредиты с господдержкой. Субсидирование кредитов, таким образом, становится одним из факторов роста банковской прибыли (при этом, учитывая структуру банковской системы России, основная часть этой прибыли относится к крупнейшим госбанкам).

Как представляется, выход из этого тупика в том, чтобы обеспечивать доступность заемных средств не с помощью выплат из бюджета, а путем донастройки банковского регулирования и развития финансового рынка. Приоритет при этом должен быть отдан тем проектам, которые направлены на расширение внутреннего предложения товаров и услуг, – именно такие проекты могут дать значительный вклад в рост доходов и рост выпуска продукции и при этом не оказывать серьезного инфляционного воздействия. Это может быть обеспечено разными способами, причем не только за счет снижения ключевой ставки Банка России. Например, обеспечить для производителей доступность заемных средств можно за счет установления банковских нормативов, стимулирующих рост кредитования бизнеса, через развитие рынка облигаций – как через расширение системы рефинансирования, так даже и посредством выкупа части ценных бумаг корпоративных заемщиков, прежде всего реализующих приоритетные проекты, и т. д. В этом случае инвесторы смогут получить доступ к финансированию для инвестиций, а необходимость расходования бюджетных средств на повышение доступности кредитования будет значительно снижена.