Статья опубликована в № 4508 от 14.02.2018 под заголовком: Цитата недели

Мужское «такое» Сергея Приходько

Российские граждане многое готовы позволить людям, живущим на их доходы
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
По большому счету на такое надо было бы ответить по-мужски, но останемся в рамках правового поля.
Сергей Приходько, заместитель председателя правительства России

По-мужски, говорит Сергей Приходько, крупный и давнишний чиновник, человек ельцинского призыва, странно сохранившийся в верхах путинской власти. Как я понимаю, это значит дал бы в морду Алексею Навальному, да вот правовое поле удерживает.

Мощное у нас в России правовое поле.

Я родом из московского двора, оттуда же у меня и понимание «ответа по-мужски», оттуда же и понимание того, за что можно справедливо получить по роже. (Я же не могу такого высокопоставленного человека, в прошлом видного специалиста по международным делам, подозревать в несправедливости!) Если говорить в контексте расследования Навального, то за вранье – и тогда надо понимать несостоявшийся мужской ответ дипломата Приходько как сообщение, что оппозиционер распространил неверную информацию.

Значит ли это, что Приходько не было на яхте Олега Дерипаски? Значит ли это, что записан не его голос, снято не его лицо? Или все вместе ложь? Пока на эти вопросы ответа вице-премьер Приходько не дал – ну то есть мы не знаем, что это за «такое», которое, по его мнению, неправда.

Надо теперь сказать, что и в правовом поле, насколько мне известно, дипломат Приходько пока никак не ответил – бремя судебного разбирательства несет, как и бремя расходов на пребывание на яхте, если таковое, конечно, было, Дерипаска; да и разбирательство, исходя из открытой информации, касается не верности либо неверности информации, а вмешательства расследователей в частную жизнь частного человека. Возможно, истец Дерипаска даже прав, суд это определит, несомненно, но Приходько – чиновник, его частная жизнь как публичного человека, существующего на налоги граждан, в гораздо меньшей степени, если следовать определению Европейского суда по правам человека, защищена от общественного любопытства.

Теперь оставим в покое безответную ситуацию с расследованием пребывания чиновника Приходько на яхте бизнесмена Дерипаски, каковым расследованием, конечно, должно было бы заниматься что-нибудь правоохранительное – установить, по крайней мере, было ли такое событие. Обратимся к общественной реакции на неординарную, так сказать, публикацию.

Итак, смысл этого сообщения, правдиво оно или нет (давать за него в морду или нет), состоит в том, что крупный и важный чиновник живет за счет крупного и важного бизнесмена, пусть и несколько дней; крупный и важный чиновник обсуждает с крупным и важным бизнесменом участие этого самого бизнесмена в неформальных контактах с представителем крупной политической силы в стране – геополитическом противнике России, той силы, что вечно хочет... ой, то есть той силы, которая через небольшое время пришла (нежданно) в геополитическом противнике России к власти.

Антиамериканская часть общества должна была бы кричать от радости и вознести господ Дерипаску и Приходько до небес: ай да агенты влияния! Прозападная часть общества должна была бы вопить от возмущения: получены (если это правда) свидетельства по крайней мере замысла сросшихся российских бизнеса и власти повлиять на политическую ситуацию в другой стране!

Однако широкие слои общественности гораздо больше интересует, так сказать, альковная часть расследования, которая вообще-то была доступна задолго до публикации Навального, но не привлекла к себе внимания. В одной редакции, дошли до меня слухи (а ведь СМИ чутко реагируют на запросы общества, не так ли?), журналисты даже получили задание составить рейтинг бизнесменов по одному непубличному показателю.

Вывод: российские граждане готовы позволить людям, живущим на их налоги, очень многое. Даже интересно, а существует ли в принципе такой проступок чиновника, который все-таки вызовет возмущение налогоплательщиков?

Читать ещё
Preloader more