Дмитрий Рогозин уже не считает лунную программу приоритетом

Почему новое заявление главы «Роскосмоса» совсем не удивительно
Россия не будет участвовать в лунной гонке, пока не поймет смысл призового фонда.
Дмитрий Рогозин генеральный директор госкорпорации «Роскосмос»

Дмитрий Рогозин, «крестный отец» российской лунной программы, заявил в своем Telegram-канале, что в лунной гонке Россия участвовать не будет. Это было ожидаемо, хотя и противоречит всему, о чем он говорил раньше.

В апреле 2014 г. именно Рогозин (тогда вице-премьер, курировавший военную и космическую промышленность) своей программной статьей в «Российской газете» дал неофициальный старт российской лунной программе. «В 2009–2013 гг. научными организациями и РАН была проведена большая работа по анализу перспектив освоения космоса. Ответ может показаться очевидным, но он получил серьезное обоснование: основной вектор – это освоение нашего ближайшего спутника, Луны, – писал Рогозин. – Вряд ли целесообразно сделать 10–20 полетов на Луну и дальше, все бросив, лететь на Марс или астероиды. У этого процесса есть начало, но нет окончания: мы собираемся прийти на Луну навсегда».

Подачу Рогозина принял «Роскосмос» и в том же году составил проект Федеральной космической программы (ФКП) на 2015–2025 гг., в которой были учтены планы «прийти на Луну навсегда». В проект ФКП включили то, что для этого нужно: новую ракету, новый корабль, посадочный модуль, лунный грейдер, лунный кабелеукладчик... Некоторые из этих проектов ожидаемо вызывали улыбку (в газетах писали, что «Роскосмос» будет строить лунный трактор), хотя ничего смешного в этом не было: лунную базу не построишь трактором «Владимирец».

Параллельно разгорался кризис, связанный с Украиной и Крымом, возводились санкционные конструкции. Становилось ясно, что в этот период госбюджет вряд ли выделит на освоение Луны 2 трлн руб. (в такую сумму экспедицию оценила ракетно-космическая корпорация «Энергия»). Так и получилось: в 2015 г., когда ФКП утверждали, из текста документа всю лунную тематику вычеркнули. Оставили только корабль «Федерация» (позднее переименован в «Орел») – просто его уже начали проектировать к тому моменту. Тем самым лунную программу фактически отменили, хотя официально лишь «перенесли на последующие периоды».

Рогозин тогда не стал сразу сдавать назад, дезавуируя ранее объявленные планы. Пересев в кресло главы «Роскосмоса», он продолжал гнуть свою линию, изредка нарываясь на критику руководителей. «<...> Надо заканчивать с прожектерством, хватит болтать о том, куда мы полетим в 30-м году», – говорил в январе 2019 г. премьер Дмитрий Медведев.

Тем временем у NASA на подходе первый полет к Луне (пока беспилотный), который может состояться в этом году. Сроки могут сдвинуться (в больших космических проектах это происходит почти всегда), но суть от этого менее очевидной не станет: у американцев есть матчасть, необходимая для полета на Луну, а у нас нет. У них есть корабль Orion, есть ракетный комплекс сверхтяжелого класса SLS, создается посадочный лунный модуль. Все это делает программу возвращения астронавтов на Луну к 2024 г. реальной. А у нас для лунной экспедиции пока нет вообще ничего, кроме выставочных макетов и постоянных дискуссий о том, какую сверхтяжелую ракету строить и нужна ли она вообще. Российская лунная программа все эти годы существовала лишь на словах.

В такой ситуации идеологическое репозиционирование главы «Роскосмоса» выглядит уместным и своевременным. Чтобы не получилось так, что Луну мы провозгласили своей стратегической целью, а полетели туда американцы, нужно заранее подготовить аргументы для обоснования позиции «а нам туда и не надо».