Номер 13 от 17 октября 2017
Партнер проекта «WorldFood Moscow»

Задача: накормить человечество

Останется ли на Земле голод, сколько калорий будет в нашем рационе к 2050 году и когда появятся котлеты из пробирки

К 2030 г. население земного шара увеличится на 1 млрд человек до 8,6 млрд (сейчас на Земле живет 7,6 млрд человек, и каждый год будет рождаться дополнительно в среднем 83 млн человек), а к 2050 г. достигнет 9,8 млрд, писала в июне 2017 г. Организация Объединенных Наций (ООН).

С ростом числа жителей Земли вырастет и глобальный спрос на продовольствие. Уже сегодня, по оценке ФАО, ежедневно недоедает 795 млн человек и еще 2 млрд не получают достаточного количества питательных веществ.

В идеале человечеству нужно производить 3 млрд т зерна ежегодно вместо нынешних 2,1 млрд т, а мяса – 470 млн т (сейчас – 200 млн т), указывала ФАО в докладе «Как прокормить население мира в 2050 г.». Еще в 2009 г. эксперты этой организации подсчитали, что ежегодно крупнейшие мировые экономики должны вкладывать в сельское хозяйство развивающихся стран по $83 млрд дополнительно – вдвое больше, чем сегодня.

Но нарастить объемы производства на старой технологической основе невозможно. Для увеличения производства продуктов на 50–60%, чтобы прокормить будущее население Земли, потребуется пропорционально увеличить и использование земли, воды и энергии, говорила в сентябре на выставке WorldFood Moscow директор отделения ФАО в России Евгения Серова. Но таких ресурсов нет. «Единственный выход – смена парадигмы развития сельского хозяйства и агропромышленного сектора – устойчивое сельское хозяйство. Мы должны так развивать наш продовольственный сектор, чтобы не только нормально питаться, но и оставить ресурсы, чтобы наши дети и дети наших детей могли прокормить себя. Это главный вызов, с которым мы столкнемся в ближайшие 50 лет», – заключила Серова.

3130 ккал

составит рацион среднего жителя планеты к 2050 г. (по сравнению с 2015 г. он прибавит 180 ккал). Активнее всего прибавлять калории будет стол жителей Африки южнее Сахары – плюс 410 ккал, но этот регион как был самым скромным по потреблению пищи (2420 ккал), так и останется (2830 ккал). Больше всего в 2015 г. ели жители индустриальных экономик – в среднем 3480 ккал, к 2050 г. они останутся чемпионами по калорийности, хотя к их рациону добавится только 60 ккал (он увеличится до 3540 ккал). Источник: ООН:

Сельское хозяйство стоит перед развилкой. С одной стороны, в ближайшие десятилетия оно будет вынуждено конкурировать за землю и воду с быстро разрастающимися городскими поселениями. С другой – адаптироваться к изменению климата, содействовать сохранению естественных мест обитания, защите биологических видов, находящихся под угрозой, а также поддержать биологическое разнообразие, прогнозирует ФАО.

1 января 2016 г. официально вступили в силу 17 целей в области устойчивого развития до 2030 г., которые в сентябре 2015 г. приняли государства – члены ООН. Страны договорились, в частности, больше инвестировать в сельское хозяйство, ответственно подходить к расходованию естественных ресурсов при увеличении производства, создавать системы соцзащиты и стимулировать правильное питание населения Земли. Так они рассчитывают к 2030 г. полностью искоренить голод.

К 2030 г. питание среднестатистического жителя Земли станет существенно калорийнее. Если в 2015 г. на одного жителя Земли в среднем приходилось по 2950 ккал в день, то к 2030 г. эта цифра вырастет до 3040 ккал, а к 2050 г. – до 3130 ккал, указывал исследователь Джон Кирни из Дублинского института технологий в статье, опубликованной Лондонским королевским обществом.

В развивающихся странах будет расти спрос на продукты с высокой добавленной стоимостью – на мясные и молочные, на фрукты, овощи и морепродукты, говорит Серова из ФАО. Это повлечет за собой снижение спроса на продовольственное зерно, на рис и другие продукты растениеводства. Серова уверена, что если за последние 15 лет число голодающих снизилось вдвое, то к 2030 г. эта проблема будет решена полностью.

В развитых странах модель потребления тоже будет меняться. Если раньше драйверами покупок были вкусовые достоинства, цена и легкий способ приготовления еды, то теперь этого мало, констатирует руководитель группы по обслуживанию предприятий потребительского сектора Deloitte Оксана Жупина. «Все больше потребителей ориентируется на влияние на здоровье и общее самочувствие, безопасность, социальную ответственность производителя, высокий уровень сервиса обслуживания и прозрачность информации о товаре и производителе», – поясняет Жупина. Особенно, по ее словам, это касается семей с детьми, представителей поколения миллениалов (т. е. родившихся после 1981 г.), людей, ведущих здоровый образ жизни, и людей с высоким уровнем дохода.

Россия: рост или прорыв?

Российский АПК по итогам 2015 г. произвел товаров на $80 млрд и экспортировал на $16,2 млрд (данные Минсельхоза). Это пока немного – около 1,3% от общемировых показателей. Но у России на глобальном уровне есть преимущество – много земель, которые потенциально можно сделать пахотными без особой нагрузки на экологию. Сейчас сельское хозяйство задействует только 12% земли страны, но грядущее изменение климата, возможно, позволит расширить площади, пригодные для сельскохозяйственного использования, полагает Серова.

Прорывная еда

В сценарии «Глобальный прорыв» перечислен целый ряд продовольственных технологий, которые пока кажутся фантастикой, но при удачном стечении обстоятельств к 2030 г. могут стать привычным делом. Это пищевой принтинг, 3D-сканирование продуктов на предмет их годности, производство молока на основе биореакторов дрожжевых культур, производство продуктов, не отличимых от традиционных, из нетрадиционных источников сырья – насекомых, водорослей и т. д.

Официальные прогнозы развития агропромышленного и продовольственного сектора в России – задача Минсельхоза. Весной 2017 г. вместе с Высшей школой экономики (ВШЭ) министерство опубликовало прогноз научно-технологического развития до 2030 г. Этот документ рассматривает два сценария.

Первый – «Локальный рост». Он предусматривает, что АПК будет стабильно расти, специализируясь на тех рынках, где российская продукция уже конкурентоспособна. Это возможно при «постепенном оживлении экономики», импортозамещении и развитии традиционных экспортных ниш. Таким образом, Россия может занять до 1,5% мирового рынка и экспорта продукции АПК, подсчитали Минсельхоз и ВШЭ. Второй сценарий – «Глобальный прорыв». Он предусматривает выход на новые рынки за счет «форсированного научно-технического развития». Но основное условие реализации этого прогноза – ускорение роста российской экономики в среднесрочной перспективе на 1–2 п. п. за счет расширения инвестиций со стороны государства, указывают авторы доклада. В таком случае авторы обещают рост до 3,5% глобального рынка сельхозпродукции.

Сценарий «Глобальный прорыв» предполагает, что будет меняться и структура питания, появятся и получат широкое распространение принципиально новые продукты, например мясо из пробирки (подробнее о технологиях еды будущего см. статью на стр. 04). Директор Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований ВШЭ Георгий Остапкович уверен, что уже через 3–5 лет не только мясо, но и другие синтезированные продукты (например, овощи) получат достаточно широкое распространение в экономически развитых странах, а позже и вовсе станут обыденностью.

Борис Апарин

Доктор сельскохозяйственных наук, профессор СПбГУ, директор Центрального музея почвоведения им. В.В. Докучаева
Потепление климата в России - только один из возможных сценариев. Если при этом количество осадков останется прежним, то зона земледелия сместится к северу. Если же осадки будут расти вместе с температурой, то в традиционных для сельского хозяйства регионах урожаи станут больше, но северные регионы столкнутся с заболачиванием почв, а значит, ведение сельского хозяйства будет проблематичным.
Но пока у нас нет достаточных оснований считать, что Россию ожидает существенное потепление. Возможно, мы даже, наоборот, столкнемся с похолоданием. В этом случае отдельные регионы станут непригодными для выращивания зерновых. Но мы сможем перейти на сев многолетних трав, а это будет способствовать развитию скотоводства. У ученых пока нет достаточного количества данных, чтобы с уверенностью утверждать, что нас ждет. И проблема в том, что в России не проводится серьезного моделирования ведения сельского хозяйства

Процесс перехода к новым технологиям и инновационным продуктам будет запущен, как только себестоимость производства традиционных продуктов окажется на 20–25% дороже искусственных и заниматься ими станет выгодно, ожидает Остапкович. Но произойдет это несколько позже, чем в технологически развитых странах, из-за вопросов регулирования, лобби традиционных аграриев и консерватизма потребителей. «Но Россия встроена в глобальный рынок, и через нее проходят товарные потоки. Возможно, через длинный и тернистый путь, но принципиально новые технологии пробьются», – считает Остапкович. Тем более что в их скорейшей реализации будут заинтересованы не только традиционные агрохолдинги, но и компании из самых разных отраслей, добавляет собеседник «Ведомости&».

Есть и противоположная точка зрения: например, Жупина из Deloitte не ожидает, что в ближайшие 20–30 лет среднестатистический продуктовый набор обычного россиянина коренным образом изменится.

Но, возможно, россиянам в отличие от жителей других регионов Земли и не придется переходить на экстравагантные продукты питания. У России есть преимущество в виде больших площадей, пригодных для ведения сельского хозяйства. Значит, интенсифицировать производство так же активно, как в других странах, необходимости нет, рассуждает руководитель практики по работе с компаниями агропромышленного сектора КПМГ в России и СНГ Виталий Шеремет.

Климат и наличие больших резервов земли под пастбища, кроме того, повышают конкурентоспособность российских производителей говядины и молока и, как следствие, экспортеров этих товаров, указывает директор «Совэкона» Андрей Сизов. Для них в перспективе смогут открыться новые рынки, например Китай или Европа. В экспорте зерна и масличных культур Россия тоже будет иметь хорошие перспективы – как и сейчас. А география их поставок, по прогнозу Сизова, существенно не изменится, хотя доля азиатского направления может вырасти. &

Текст: Мария Кунле

Вернуться к номеру