Номер 13 от 17 октября 2017
Партнер проекта «WorldFood Moscow»

Салат от Маска, свинина на блокчейне

Семь технологий, которые изменят саму пищу, ее производство и потребление

Перспектива роста населения планеты до 9,7 млрд человек к 2050 г. заставляет людей искать новые способы увеличить скорость и эффективность как производства продуктов питания, так и розничной торговли.

Технологический бум переживает даже растениеводство, до недавнего времени считавшееся довольно консервативным. За последние пять лет одни только сельскохозяйственные стартапы, ориентированные на машинное обучение и робототехнику, привлекли более $800 млн, а за 2017 г. сумма инвестиций может составить почти $700 млн, ожидают аналитики CB Insights.

«Ведомости&» выбрали семь технологий, которые изменят наши представления о самой еде и о том, кто и как ее производит и доставляет к потребителям.

Мясо из лаборатории

Люди очень любят мясо: ежегодно человечество съедает около 64,6 млрд голов скота и птицы, подсчитал фонд Генриха Белля для проекта «Мясной атлас». Идея «бургера из пробирки» занимает умы не только из-за того, что новых жителей планеты нужно будет чем-то кормить, но еще и потому, что производство животноводческой продукции вносит больший вклад в развитие парникового эффекта, чем автомобили. Сегодня над проектами культивирования мяса буквально в чашке Петри работают десятки компаний. Значительно продвинулись в исследованиях американская Memphis Meats и голландская Mosa Meat – они получили инвестиции фондов Ричарда Брэнсона, Билла Гейтса, Сергея Брина и др.

В 2013 г. биолог и основатель Mosa Meat Марк Пост из Университета Маастрихта создал первый в мире бургер с мясом, выращенным из коровьих стволовых клеток. Тогда производство обошлось в $325 000, сегодня 1 кг искусственного мяса компании стоит уже $80, а один бургер – $11.

Эклеры из пикселей

3D-печать металлических деталей, бетонных стен, тканей или подошвы для кроссовок уже мало кого удивит. По данным Wohlers Associates, совокупная выручка компаний, занятых в производстве и обслуживании 3D-принтеров в мире, в 2016 г. составила $6 млрд. И одной из самых желанных сфер применения аддитивных технологий остается печать продовольственной продукции. В этой сфере главные разработки пока находятся на стадии прототипов и до реального производства добираются не спеша. Итальянская Barilla около трех лет работала над своим принтером и в прошлом году представила его на отраслевой выставке: он печатает макароны из пшеничной муки и воды. А производитель принтера Foodini Natural Machines смог разработать технологию использования свежих ингредиентов – загружая их в капсулы из нержавеющей стали. Машинка печатает пиццу, пирожки и пирожные.

Мне сверху видно все

Рынок дронов для сельского хозяйства формируется очень быстро – в прошлом году PwC оценивала его уже в $32,4 млрд. В первую очередь технология используется при создании трехмерных карт для начального анализа почвы, расчета периодов вегетации и т. д. – все это нужно, чтобы земледелие стало максимально эффективным. Некоторые американские хозяйства начали использовать дроны даже для посева – система «выстреливает» капсулы с семенами и вспомогательными веществами в почву.

Ритейлеры же с середины 10-х гг. тестируют варианты использования беспилотников для логистики. Так, Amazon, Google, Wal-Mart и другие гиганты с помощью дронов пытаются решить одну из главных задач современной торговли – сокращения издержек на «последней миле», самом дорогом этапе доставки товара до конечного потребителя.

Доверять, как себе

Обеспечение прозрачности операций и безопасности продовольственной продукции – повседневные задачи любого ритейлера. С середины 2016 г. американская Wal-Mart тестирует блокчейн-платформу – систему хешированной передачи данных – компании IBM. Первый тест блокчейн-платформы Wal-Mart проводила на китайском рынке, внедрив систему в поставки свинины и манго от производителя до полки в магазине. Информация о продукте – ферма, номер партии, сроки годности, подробности доставки в цифровом виде – закреплялась за продуктом и на каждом этапе формировала цепочку информационных блоков. Данные помогают IBM выявлять потенциальные ошибки в цепочке поставки, из-за которых продукты могут испортиться. Чтобы отследить всю цепочку поставки, подняв данные привычных систем компании, требуется около недели, а с применением блокчейна на ту же задачу ушло всего 2,2 секунды. Блокчейн позволяет отслеживать действия нескольких сотен участников процесса, поэтому технологию можно использовать для повышения надежности данных о происхождении и состоянии продуктов при передаче сведений между всеми участниками цепочки поставок – от производителей, поставщиков, ритейлеров до регуляторов и потребителей. А в конце лета 2017 г. к тестированию платформы присоединились еще семь крупнейших компаний, в том числе Nestle, Unilever и Tyson.

Переложить на здоровую голову

«У нас может быть весь инструментарий на столе – IBM разработает базу данных, Syngenta выпустит идеальные средства защиты растений, – но если мы не умеем им пользоваться, результата не будет», – председатель совета директоров группы «Русагро» Вадим Мошкович убежден, что производителям необходимо минимизировать влияние человеческого фактора и заниматься разработкой и внедрением искусственного интеллекта (заявление он сделал на Петербургском международном экономическом форуме). Биотехнологические гиганты Monsanto и Syngenta, судя по всему, придерживаются того же мнения: за последние годы они стали заметными инвесторами в компании, специализирующиеся на биоинформатике и анализе данных. Например, в составе пула инвесторов инвестиционные подразделения гигантов совместно вложили в компанию Blue River Technology, которая работает над роботизированным управлением посадками, $17 млн. В сельском хозяйстве все больше стартапов, работающих с алгоритмами компьютерного зрения и машинного обучения, которые помогают в ходе полевых работ, например, прогнозировать и избегать патогенных мутаций, проводить сезонный анализ, моделировать рыночные сценарии и оптимизировать расходы.

Салат с полки

Доставка свежей продукции городским потребителям – дорогая часть логистики, но в последние годы появилось немало компаний, решающих проблему при помощи размещения высокотехнологичных вертикальных гидропонных ферм в крупных городах. Чаще всего их размещают в грузовых контейнерах, складских помещениях и помещениях пустующих фабрик. Так, бруклинское отделение Square Roots компании Кимбала Маска, младшего брата Илона Маска, расположится на территории бывшего завода Pfizer. Square Roots занимается строительством кампусов, оборудованных вертикальными гидропонными фермами и системами контроля климата, в крупнейших городах США. В августе 2017 г. проект Маска привлек на развитие $5,4 млн от пула инвесторов. Так же, как и схожие проекты AeroFarms, FarmedHere, предприниматели Square Roots выращивают зелень, один из самых быстрооборачиваемых продуктов.

По данным предпринимателей, такие фермы используют на 80% меньше воды, чем традиционные, но критики, хоть и отмечают потенциал технологии, обращают внимание на высокий расход электричества, над оптимизацией которого еще придется поработать.

Еда на голой стене

За последние годы ритейлеры много экспериментировали с виртуальными магазинами: возможность купить молоко с доставкой на дом, ожидая поезда в метро или стоя на автобусной остановке, стала реальностью. С QR-супермаркетами на нескольких рынках экспериментировали даже гиганты Tesco и Wal-Mart. Следующей технологией, которую хотели бы внедрить ритейлеры, – дополненной реальностью – пока интересуются в первую очередь непродовольственные сети: IKEA, к примеру, выпустила приложение, позволяющее «примерить» новую мебель в своей квартире. Попробовать торговать продуктами с применением AR (технологии дополненной реальности) решился китайский онлайн-ритейлер Yihaodian. Компания открывает виртуальные супермаркеты на неиспользуемых городских площадках. Скачав специальное приложение ритейлера и наведя камеру на продукт, можно получить интерактивную 3D-картинку, с которой можно взаимодействовать: получить нужную информацию, выбрать количество или размер упаковки и заказать продукт. &

Текст: Марк Аверин

Вернуться к номеру