Подарите «Ведомости»
Номер 25 от 30 мая 2018
Партнер проекта «Франко-российская торгово-промышленная палата»

«Никто не заинтересован в изоляции или ослаблении России»

Сильви Берманн, посол Франции в России, о деле Скрипаля, ситуация в Сирии, новом витке санкций и футболе

– Визит президента Франции Эммануэля Макрона в Россию состоится, несмотря на напряженные отношения между Москвой и столицами ведущих западных государств. Как следует понимать решение главы французского государства все же приехать?

– Президент Французской Республики придерживается очень четкой политической линии – вести диалог со всеми, не говоря уже о руководителе страны, которая является постоянным членом Совета Безопасности ООН. Он, обращу внимание, пригласил президента Владимира Путина в Версаль сразу после своего вступления в должность в прошлом году. С тех пор они поддерживают постоянный, требовательный, по его собственным словам, диалог по всем международным вопросам, особенно по Сирии и Украине. В последнее время контакты между двумя главами государств были очень частыми, почти что еженедельными. Президент Франции стремится к тому, чтобы играть роль миротворца, посредника на международной арене. Недавно он посетил Индию, Китай, США, Австралию, и я думаю, что было бы немыслимо, чтобы он не приехал в Россию.

– Повлияла ли на двусторонние отношения недавняя высылка дипломатов из-за дела Скрипаля и последних западных ударов по Сирии?

– Сложно отрицать наличие напряженности, она существует. В то же время проводимая Францией политика после взаимной высылки дипломатов не изменилась. Я сожалею, что были высланы четверо французских дипломатов, которые успешно работали и любили Россию. Но [здесь, в России,] остается команда, которая по-прежнему мотивированна, и мы продолжаем готовить визит Эммануэля Макрона в Россию.

Что касается ударов по Сирии, позиция Франции была предельно ясна: есть красные линии, которые нельзя пересекать, в данном случае речь идет о применении химического оружия. Это объясняет реакцию США, Великобритании и Франции. Мы заранее предупредили российскую сторону [о планируемых ударах]. Произведенные удары были высокоточными, они были нанесены по инфраструктуре, связанной с химическим оружием, российские силы ни в коем случае не могли быть целью.

– В прошлом году президенты Эммануэль Макрон и Владимир Путин встретились в Версале, чтобы, в частности, запустить «Трианонский диалог» – франко-российский форум гражданских обществ, направленный на укрепление связей между гражданскими обществами России и Франции. Можем ли мы по-прежнему говорить о «духе Трианона» между Парижем и Москвой?

Сильви Берманн назначена на должность посла Франции в России 7 сентября 2017 г. Окончила Университет Париж-Сорбонна по специальности «история», а также Институт политических наук, Французский институт восточных языков и цивилизаций (специализация – «китайский язык») и Пекинский институт иностранных языков. С марта 2011 г. по август 2014 г. г-жа Берманн являлась послом Франции в Китае, став первой женщиной на посту посла Франции в стране, являющейся постоянным членом Совета Безопасности ООН. С августа 2014 г. по сентябрь 2017 г. Берманн занимала пост посла Франции в Великобритании.

– Президент Франции, вероятно, один из тех глав государств, кто общается по телефону с Владимиром Путиным чаще всего. Это говорит о воле поддерживать диалог. Интерес «Трианонского диалога» заключается в том, что вовлекается гражданское общество – так, чтобы диалог шел не только на уровне членов правительства. Идея состоит в том, чтобы говорить о будущем, обо всех темах, как экономических, так и культурных. В этом отношении интересен выбор темы для 2018 г. – «город будущего»; она охватывает множество вопросов: транспорт, образование, здравоохранение. Такой «Трианонский диалог» прежде всего позволяет гражданам напрямую выражать свои идеи через цифровую площадку, минуя обычный путь через экспертов во франко-российских отношениях (в рамках «Трианонского диалога» параллельно созданы специальные интернет-порталы в России и во Франции. – «Ведомости&»).

– Есть ли уже конкретные достижения у этого «Трианонского диалога»?

– Инициативы подобного рода требуют времени. Но я приятно впечатлена тем, что уже сделано. Была проведена, к примеру, очень интересная встреча на Гайдаровском форуме, в котором я принимала участие. Главный архитектор г. Москвы, российский министр связи, а также целый ряд представителей Франции, среди которых – глава BlaBlaCar и представители г. Дижона, собрались, чтобы поговорить о городе будущего. Меня поразил не только высокий уровень участников круглого стола, но и присутствие большого числа молодых людей в зале, которые 2 часа провели стоя, чтобы послушать наши дебаты. И это дает надежду на будущее. Сейчас важно то, что площадка развивается, что есть желание двигать вперед проекты. Сопредседатели и генеральные секретари «Трианонского диалога» также примут участие в Санкт-Петербургском международном экономическом форуме.

– Какими средствами от французского и российского государств располагает «Трианонский диалог»?

– Для того чтобы начать, имеется достаточный объем финансовых средств. Разумеется, затем нужно будет искать новые средства, что, однако, не представляется совершенно невозможным.

– Концепция гражданского общества во Франции не совсем такая же, как в России. Может ли эта разница повлиять на общение между представителями двух стран в рамках «Трианонского диалога»?

– Преимущество цифровой площадки, которая сейчас создается, в том, что она открыта для всех. Разумеется, будут модераторы от «Трианонского диалога» от обеих стран, но при этом любой обычный человек сможет вносить свои предложения и высказывать свою точку зрения или идею. Мы не стремимся формировать или давать определение гражданским обществам.

– Эммануэль Макрон недавно заявил, что не следует заставлять Россию самоизолироваться от западного мира, особенно от Европы. Похоже, он хочет убедить партнеров Франции, в частности США, поддерживать диалог с ней?

– Важно, чтобы Россия сама не закрылась или окончательно не развернулась только в сторону Востока. Россия естественно является европейской страной, хотя большая часть ее территории и находится в Азии. Мы надеемся, что связи России с Европой будут восстановлены и усилены. Никто не заинтересован в изоляции или ослаблении России.

Эммануэль Макрон, президент Франции:

«Мы бы хотели организовать франко-российский форум гражданского общества. Мы это сделаем и назовем «Диалогом Трианона». Это позволит более тесно сотрудничать представителям гражданского общества, представителям научно-исследовательских кругов и молодежи».

– 30 руководителей крупнейших французских компаний отправятся в Санкт-Петербург. Сегодня Франция является крупнейшим иностранным работодателем в России. Французские предприятия активно работают в стране. Как вы оцениваете качество франко-российского экономического сотрудничества?

– Даже в самый трудный кризисный период французские компании остались в стране. Они хотят продолжать развивать свои отношения с Россией. Целых 35 компаний из индекса CAC 40 примут участие в Санкт-Петербургском международном экономическом форуме, и в этом году Франция является почетным гостем форума. Мы хотим поддерживать и развивать это сотрудничество.

Проект «Ямал СПГ», по которому вместе работают российская компания «Новатэк» и французская Total, является символичным. Я присутствовала на церемонии открытия завода «Ямал СПГ», это было очень впечатляюще. Проект был завершен в рекордные сроки. Есть и другие развивающиеся проекты, такие как «Арктик СПГ-2». Это в собственных интересах крупных французских групп, а также малых и средних компаний – развивать отношения с такой страной, как Россия.

– Последние санкции США оказывают непосредственное влияние на французские компании. Как в этих условиях Франция сможет защищать и продвигать свои экономические интересы в России?

– Это, очевидно, намного сложнее, особенно из-за экстерриториального характера американских санкций. Естественно, Франция выступает против этого и будет стремиться сохранить свои экономические интересы в России в рамках двусторонних отношений. И президент Французской Республики уже заявил об этом в Вашингтоне, так же как и министр экономики Брюно Ле Мэр. Будет вестись работа и на общеевропейском уровне, поскольку Европейский союз является самым большим экономическим объединением в мире, что дает ему возможности для действий. И это важно. Нет никаких причин для того, чтобы ущемлять французские интересы, в то время как сами американцы заботятся о том, чтобы сохранять, во всяком случае в России, собственные интересы.

– Вы упомянули «Ямал СПГ». Возможно ли, что в новой юридической ситуации – экстерриториальности – Total и другие французские компании будут сотрудничать с российскими предприятиями в подобных проектах, как и прежде?

– В условиях предыдущих санкций это было возможно. В случае с «Ямал СПГ» финансирование, к сожалению, велось не Францией, а Китаем. Есть риск, что подобная ситуация может повториться, но это не должно приводить к уходу французских компаний из России.

– Кто, по вашему мнению, выиграет чемпионат мира по футболу? Франция?

– Вы меня спрашиваете слишком о многом. (Смеется.) В любом случае россияне нам говорят, что у Франции хорошие шансы на победу, и я хочу им поверить. &

Текст: Жан-Клод Галли, директор газеты Le Courrier de Russie

Беседа состоялась 7 мая 2018 г.

Вернуться к номеру