Подарите «Ведомости»
Номер 25 от 30 мая 2018
Партнер проекта «Франко-российская торгово-промышленная палата»

Какой город умный?

Почему уважение к жителям важнее технологий

Эрван Дюпюи, генеральный директор «Сен-Гобен СНГ»

Когда речь заходит об умных городах, обычно ожидаешь увидеть длинный список горячих технологий – публичные WiFi-сети, внедрение интернета вещей (IoT) и т. д. Но есть технологии, которые для конечного пользователя не так заметны, но точно не менее важны.

Что вообще мы подразумеваем, произнося слова «умный город»? В моем понимании, это город, предоставляющий комфортные условия для жизни, которые можно считать устойчивыми в долгосрочной перспективе. Большинство современных городов этому определению не соответствуют – напротив, они создают враждебную среду: концентрация и интенсивность жизни в городе значительно снижают качество этой самой жизни. В погоне за эффективностью мы построили пространства, которые негативно сказываются на продуктивности, мешают детям развиваться в садике и учиться в школе, не позволяют быстро восстановиться в больнице или отдохнуть даже у себя дома.

Город станет действительно умным, когда люди в нем смогут полноценно развиваться. Речь не о том, сколько киловатт позволит сберегать новая энергосистема – хотя в конечном итоге и это важно, – а в первую очередь о том, чтобы город был средой, уважающей собственного жителя. Чтобы это произошло, необходимо, чтобы сам житель понимал, что условия, которые он получает сегодня, не лучшая из доступных ему альтернатив.

Например, большинство горожан страдают от повышенного уровня шумового и теплового загрязнения и не замечают этого. Люди живут рядом с транспортными узлами, ежедневно совершают поездки на метро, проходят по оживленным улицам и уже даже не жалуются на постоянный шум: просто привыкают к определенному, скажем так, «болевому» уровню.

В 2017 г. Москва заняла 77-ю строчку в рейтинге умных городов, который публикует специализирующаяся на решениях для умной парковки компания Easy Park Group. При составлении рейтинга учитываются такие показатели, как 4G-покрытие, доступность и технологичность транспорта (каршеринговые сервисы, транспортные датчики), фокус на чистой энергии, онлайн-доступность госуслуг и вовлеченность жителей – все это для 500 городов. Помимо столицы в сотню самых умных городов мира вошел Санкт-Петербург (88-е место). Лидеры рейтинга – Копенгаген, Сингапур и Стокгольм.

При этом, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), повышенный уровень шума может приводить к расстройствам сна, сердечно-сосудистым нарушениям, худшим показателям в школе или на работе. ВОЗ оценивает, что только в странах Евросоюза уровень шумового загрязнения ежегодно приводит к потере жителями более 1 млн лет, скорректированных по нетрудоспособности (показатель представляет собой сумму потенциальных лет жизни, утраченных из-за преждевременной смерти и заболеваемости. – «Ведомости&»), – прежде всего из-за нарушений сна и раздражения, связанных с шумом, который создает дорожный транспорт. А одно из известных исследований, направленных на оценку влияния шумового загрязнения на развитие детей, ученые провели еще в 1975 г. в Нью-Йорке: тогда Арлин Бронзафт и Деннис Маккарти из Городского университета Нью-Йорка сравнили показатели чтения у детей из одной и той же школы и пришли к выводу, что те, кто занимался в классах, окна которых выходили в сторону линии метро, отставали от своих сверстников, осваивавших навыки чтения на тихой стороне здания, на 2–3 месяца.

Так вот, чтобы город стал умнее, жители должны сказать: «Постойте-ка, может, я не хочу жить с таким уровнем шума или загрязнения воздуха?» Изменения должны идти со стороны спроса, а не через формальное регулирование – я не верю, что решение, спущенное сверху, в данном случае будет устойчивым. А необходимые технологии уже представлены на рынке.

Скажем, обычный фасад жилого дома на территории России и СНГ чаще всего бывает сконструирован из бетонных блоков или кирпича. Все мы привыкли к этой картине: проезжаешь мимо стройки и видишь, как множество рук собирают из них фасады. На деле это один из наименее эффективных материалов для оболочки здания: он требует затрат большого количества человеко-часов и материалов (включая воду), но при этом обладает посредственными акустическими и тепловыми показателями: вы слышите шум с улицы, зимой стена пропускает холод (а при наличии центрального отопления отвечает за тепловые потери), летом позволяет помещению прогреваться. Одно из решений, доступных сегодня, – так называемые рамочные фасады, когда на каркас устанавливаются панели, между которыми проложена изоляция. Но чтобы использовать подобные технологии в строительстве, нужно выиграть битву за умы людей. Многие скажут: «Но ведь в этой квартире меня от улицы отделяют какие-то панели, а не привычные основательные кирпичи». Именно этот аргумент часто можно услышать от девелоперов и архитекторов.

Аналогичная ситуация и вокруг загрязнения воздуха. Тут очень показателен пример Китая, где еще лет 15 назад этот вопрос мало кого волновал, а за последние 5–6 лет технологии, связанные с улучшением качества воздуха в помещении, строители стали воспринимать как нечто само собой разумеющееся. В России на эту проблему пока обращают меньше внимания, хотя, например, та недорогая, выполненная из ДСП мебель, которая устанавливается в квартирах – и, в частности, в детских, в течение своего жизненного цикла часто выделяет формальдегид. Однозначных свидетельств его связи с серьезными заболеваниями у человека нет, но по гигиеническим нормативам в России он отнесен к вероятно канцерогенным веществам – тем, канцерогенность которых доказана для животных. И для этих проблем тоже есть решения: например, гипсокартон или настенные покрытия, которые абсорбируют формальдегид и снижают его концентрацию в воздухе помещения на 70% в течение нескольких дней.

Дело в первую очередь в отсутствии осведомленности – как о проблеме, так и о ее решениях. А нужно, чтобы молодая пара, условные Наталья и Сергей, знали о том, что, потратив дополнительно несколько тысяч рублей на спальню ребенка, они могут снизить риски для его здоровья. С другой стороны, девелоперы, которые строят школы и больницы, должны закладывать это в свои бюджеты, понимая, что на такие технологии есть запрос со стороны конечных пользователей.

Наконец, третий пример – утилизация мусора. Когда последний раз вы выбрасывали пластиковую бутылку в специально отведенный для пластика контейнер? А ведь все возможности для раздельного сбора и переработки отходов есть – в Москве или Твери, Санкт-Петербурге или Самаре. Мы можем на собственных заводах перерабатывать гипс, стекло и бумагу. Но необходим некий ментальный сдвиг, уважение к базовым экологическим потребностям человека. В противном случае можно сколько угодно устанавливать IoT-решения, но так и не построить по-настоящему умный город.

Текст: Ольга Волкова

Вернуться к номеру