Подарите «Ведомости»
Номер 43 от 14 февраля 2019
Партнер проекта «Genesis»

Алексей Калицев: «В России по-настоящему востребованным может быть только полный привод»

Когда закончится эра двигателей внутреннего сгорания, помогает ли каршеринг продавать автомобили и станут ли беспилотники массовыми в России, рассказывает управляющий директор «Хендэ мотор СНГ»

Важны ли новому поколению покупателей технические характеристики автомобиля, станет ли машина гаджетом завтра и как автопроизводители борются за обеспеченных клиентов сегодня?

– Для Hyundai и автомобильного рынка в целом 2018 год в России был неплох. Чего ждете в этом году?

– 2018 год действительно прошел для рынка в положительном тренде: продажи [новых автомобилей] выросли практически на 13% до 1,8 млн автомобилей. Концерн Hyundai при этом удерживает долю рынка в 10%. Это полностью соответствует нашим ожиданиям. Начало нового года тоже неплохое. Мы чувствуем небольшой сезонный спад – на 2–3% по сравнению с январем 2018 г., но в целом от текущего года ждем роста порядка 5–10%, т. е. по итогам года продажи могут составить 1,85–1,95 млн.

Быстрого восстановления рынка до докризисного уровня не будет, но постепенный рост продолжится. Если, конечно, не случится форс-мажоров глобального характера.

– Вы просчитывали, как ваш потребитель реагирует на рост цен на автомобили?

– Точные подсчеты сделать сложно, но факт остается фактом: за последние 3–4 года цены на автомобили выросли на 40–50%. В этом году они уже прибавили 4–5%, из которых 2% пришлись на рост НДС. Именно поэтому рынок не растет быстрее. Многих тот факт, что Hyundai Solaris стоит от 730 000 руб., может заставить либо вообще отказаться от покупки нового автомобиля, либо переориентироваться на подержанные машины.

Мы очень озабочены ростом цен, поэтому нашей контрмерой становится создание благоприятных условий для покупки автомобиля. Очевидный тренд в этой области – развитие кредитных продаж. По итогам прошлого года более 50% новых автомобилей Hyundai в России продано в кредит, в том числе благодаря нашим кредитным продуктам Hyundai Finance, и, по прогнозам, в 2019 г. доля кредитных продаж по нашему бренду увеличится до 55–60%. В целом по рынку мы ждем 45%.

– Существует дискуссия, не является ли бурный рост кредитных продаж опасным для экономики пузырем. Не видите такого риска?

Алексей Калицев, управляющий директор «Хендэ Мотор СНГ»
Алексей Калицев, управляющий директор «Хендэ Мотор СНГ»

Родился в Москве в 1977 г. В 2000 г. окончил экономический факультет МГУ им. Ломоносова, получил степень кандидата экономических наук. В автобизнесе с 2000 г. С 2010 по 2015 г. занимал должность директора по продажам компании «Хендэ Мотор СНГ», с 2015 по 2017 г. – пост исполнительного директора «Хендэ Мотор СНГ». В августе 2017 г. назначен управляющим директором компании «Хендэ Мотор СНГ», в зону ответственности которого входит стратегия развития брендов Hyundai и Genesis в России

– В потребительском кредитовании действительно есть признаки излишних рисков, но там процентная ставка в 2 раза выше, чем у нас, и предмет залога отсутствует. В автокредитовании есть залог – автомобиль, есть страховка, т. е., с точки зрения банка, риски минимальны. Около 90% выдаваемых на покупку Hyundai кредитов – трехлетние, и практически 70% автокредитов гасится досрочно, за 1,8–2,2 года. То есть сейчас обслуживаются кредиты, выданные в непростые 2015–2017 годы. Доля «плохих» кредитов минимальна.

– Обеспечило ли Hyundai повышение цен на автомобили преимущество перед конкурентами? Потребитель мог переключаться с марок более высокого ценового сегмента на вашу?

– Дополнительную тягу в продажах нам создали скорее диверсификация и расширение модельного ряда. Запущенная в 2016 г. Hyundai Creta в 2018 г. стала абсолютным лидером по объему продаж среди кроссоверов. В прошлом году мы вывели обновленный Tucson и удвоили продажи этой модели по сравнению с 2017 г. Последний успех – запущенное в сентябре новое поколение Santa Fe, машина хорошо продается. В нашем портфеле SUV стал занимать 55–56%. То есть мы буквально за 2–3 года превратились в бренд современных кроссоверов. В 2015 г. доля Solaris в наших продажах составляла 70%, а сейчас – только 30%. В следующем году мы планируем запуск в России 8-местного флагманского кроссовера Hyundai Palisade. Это для нас очень серьезный имиджевый прорыв, который приводит, конечно, к появлению у нас дополнительных клиентов, перешедших с других марок, причем даже с премиальных.

«Те, кто давно знаком с премиальными автомобилями, готовы пробовать новое»

– А от кого переходят к вашему премиальному Genesis? Насколько он конкурентоспособен по сравнению с немецкими брендами?

– Genesis, запущенный в 2016 г., мы позиционируем как отдельный бренд. В прошлом году мы продали 1831 автомобиль, в 1,8 раза больше, чем в 2017 г. Важную роль сыграл вывод на российский рынок новинки – спортивного седана Genesis G70, но хорошо продаются и две другие модели – G80 и G90. Конечно, по показателям продаж нам еще далеко до немецкой тройки, но интерес дилеров и клиентов показывает, что автомобиль нравится аудитории. Некоторые конфигурации придется ждать месяц-два.

И, как производителю, нам приятен растущий спрос. Конечно, мы прилагаем большие усилия, чтобы его поддерживать. У нас есть партнерство с «Росконгрессом», мы предоставляем автомобили для участников его форумов – Восточного экономического во Владивостоке и Российского инвестиционного в Сочи. Это позволяет нам увеличить узнаваемость бренда, а с ним и продажи. У Hyundai в стране 187 дилеров, у Genesis – 40 дилерских центров.

– Вы говорите, что не конкурируете с немецкими премиальными брендами, а кто же тогда входит в вашу целевую аудиторию? Вы ориентируетесь на тех, кто пересаживается с автомобилей более низкого класса?

– Тут все не так просто. Человек, который покупает свой первый автомобиль премиум-класса, как раз обычно идет к той самой немецкой тройке, привлеченный силой брендов. Тот, кто давно прошел этап знакомства с премиальными автомобилями, больше значения придает соотношению цена – качество и готов попробовать что-то новое. И тут наш шанс попасть в его поле зрения, потому что Genesis с продуктовой точки зрения очень хорошо выглядит: у всех моделей в базе есть полный привод. Я уверен, что в России, с нашей зимой и дорожными условиями, по-настоящему востребованным, в том числе в премиум-сегменте, может быть только полноприводный автомобиль.

В конце этого – начале следующего года у нас появится первый большой кроссовер, на 100% разработанный дизайн-центром и инжиниринговым центром Genesis. В следующем году появится и G80 нового поколения, а в конце 2020 г. – еще один кроссовер, компактный. Кроссоверы помогут нам сильнее разогнаться, потому что в российском премиальном сегменте 70% продаж приходится на SUV, а в целом на рынке – 40%.

– Насколько важную роль продолжает играть в машине техническая начинка? Или, может быть, на первый план выходят дизайн и цифровые инновации?

– К хорошему быстро привыкаешь, поэтому потребители становятся более требовательными, им нужен комфорт. Например, без подогрева руля странно смотрится уже не только автомобиль премиум-класса, но и просто современный автомобиль. В то же время видно, что сейчас преобладает рациональное потребление: человек, покупающий машину за несколько миллионов рублей, считает, какой транспортный налог он заплатит, и предпочитает взять двигатель в 197 лошадей, а не 249. Тех, кого деньги не волнуют, становится все меньше.

Долго владеть автомобилем будет немодно

– Как думаете, лет через 20 потребители автомобилей будут такими же рациональными?

– Если все будет идти так, как сейчас, то через 20 лет картина потребления в автомобильной области кардинально поменяется.

– Все пересядут на каршеринг?

– Не все. Но кто-то в каршеринг, кто-то выберет другие формы владения. Отношение к автомобилю меняется. В том числе еще из-за одного очевидного тренда – человек постоянно хочет нового. Посмотрите, как быстро пользователи меняют один iPhone на другой после выхода новой модели, хотя между некоторыми вообще нет особой разницы. То же самое с машинами – смена поколений ускоряется. Если в 80-е гг. она занимала 10 лет, то сейчас в нашей компании модели обновляются за 1,5–2 года. Мы только начали осенью продавать новое поколение Santa Fe, а в 2020 г. уже выходит очередное. Мне кажется, скорость еще увеличится. И владеть машиной долго будет уже невыгодно и немодно. Мы учитываем это в своем бизнесе и собираемся продавать не только автомобили, но и разнообразные услуги по их использованию.

– Развитие каршеринга и ограничения для автомобилистов в Москве как-то сказываются на бизнесе Hyundai в столице?

– Hyundai был первым автомобильным брендом в России, поверившим в каршеринг. Мы поставляли Solaris первому каршеринговому сервису, открывшемуся в Москве. «Яндекс.Драйв» в прошлом году взял 300 наших Genesis в свой парк, эти машины активно используются, и мы получаем хорошие отзывы от клиентов.

– Эти хорошие отзывы помогают продажам?

– Для Genesis каршеринг – хороший маркетинговый инструмент. За первые 3–4 месяца на наших машинах в «Яндексе» проехали 0,5 млн км. Специальных замеров о влиянии на продажи мы не проводили, но я точно знаю, что на прошлой неделе два контракта по покупке Genesis заключили клиенты, попробовавшие автомобиль в каршеринге. Они сами про это рассказали.

– То есть эффект только положительный, негативного нет?

– Да, каршеринг оказался для нас дополнительным каналом продажи автомобилей. Москва стала первым городом в мире по развитию каршеринга, по итогам 2018 г. по столице ездило 19 000 каршеринговых машин, и, по прогнозу, к 2025 г. их будет 30 000. Но мы не видим в этом большой угрозы.

В столице интерес к каршерингу подогревается ограничениями по парковке личных автомобилей. В регионах же, где с парковками попроще, нет такого ажиотажа по поводу этих сервисов.

Потенциал же автомобильного рынка России еще очень большой. Парк автомобилей, несмотря на наши усилия, все еще очень старый. Средний возраст автомобилей в России – 10 лет, а еще не так давно был 15. При этом импорт подержанных автомобилей после введения требований по установке на них «Глонасс» прекратился полностью. Конечно, на Дальний Восток уже ввезено огромное количество праворульных машин. Они надежные и еще долго будут ездить, но даже их время закончится. Поэтому мы очень активно развиваемся в этом регионе. Так что у нас в России много перспектив.

Машина станет гаджетом, как телефон

– Какими будут автомобили будущего?

– Возможно, человек будет иметь возможность вообще не участвовать в вождении автомобиля. Вы будете подписаны на некое приложение, присылающее по необходимости вам к дому машину с автопилотом. Правда, реализация этого сценария потребует времени. Пока к этому не готовы ни инфраструктура, ни законодательство. Постоянно возникают вопросы: можно ли доверять автопилоту, увидит тебя машина или нет? Не факт, что большинство согласится сесть в машину, управляемую роботом. Но все автопроизводители такие автомобили тестируют. У нас автономный водородный Hyundai Nexo перед Олимпиадой-2018 проехал 137 км из Сеула до Пхёнчхана с остановками, обгонами, светофорами, пешеходными переходами и развязками. Водитель в машине сидел для страховки, но ничего не делал. То есть такие автомобили – уже реальность. Но одно дело, когда тестовый автомобиль едет по дорогам Южной Кореи в хорошую погоду, а другое – когда по занесенной снегом темной российской дороге, на которой даже разделительную полосу иногда не видно. Как себя поведет автомобиль в последнем случае, надо проверять.

Кроме того, часть людей принципиально хочет управлять автомобилем, потому что получает от этого удовольствие.

Абсолютно все производители сейчас занимаются энергоэффективностью машин, и двигатель внутреннего сгорания точно будет отходить на покой. И дизель, и бензин. Что придет им на смену, будут это электрокары, производители которых смогут увеличить емкость батарей, или начнется массовое производство автомобилей с водородным двигателем – это большой вопрос, который сейчас решается на технологическом уровне.

Очевидно одно: без развития технологий все останется на уровне экспериментов. Даже очень классную машину будут покупать единицы, если для нее не будет инфраструктуры. Машины с электродвигателями продаются в более-менее существенных объемах только в тех странах, где их дотирует государство. Например, в Германии. А соседняя Польша уже не готова раздавать субсидии покупателям электрокаров даже ради улучшения экологии.

– Сколько времени, по-вашему, потребует переход на новые двигатели?

– Полностью – 10–15 лет. Некоторые бренды заявляют, что уже к 2025 г. полностью перейдут на электродвигатели.

– А нужно ли потребителю это ощущение качественного автомобиля, о котором вы говорите? Возможно, ему нужен совершенно новый продукт? Например, что-то подобное – правда, по другим причинам – происходит на табачном рынке: там почти целый век основным продуктом была сигарета. Потом им начали закручивать гайки с регулированием, повышать акцизы. И что сделали табачные компании? Взяли и изменили свой бизнес – теперь они продают электронные устройства, и эти гаджеты уже обеспечивают очень заметную долю выручки.

– Машина с вероятностью 100% превратится в гаджет. Будем с телефона ее включать, выключать, потом и менять.

– И печатать новую на 3D-принтере?..

– Пожалуй, это уже ближе к 40-м гг. Скажем, принтер 3D вечером подъезжает к подъезду, утилизирует старый автомобиль и по вашему запросу к 7.00 утра печатает новый.

Если говорить серьезно, конечно, сейчас в тренде электроавтомобили. Но это спорная тема. Они экологичны, но утилизация их батарей – очень токсичный процесс. Если в Калифорнии электромобиль остановится из-за разрядки батареи, водитель не замерзнет, а что с ним будет в России в минус 20? Мне кажется, электромобили – это промежуточная стадия развития. Они хороши в рекреационных зонах, не требующих больших пробегов. Но с точки зрения массового рынка водородные двигатели выглядят более перспективными. Hyundai много вкладывает в это направление. Nexo, первый серийный автомобиль на водородных топливных элементах, может проехать на одной заправке 600 км, т. е. вполне серьезное расстояние. Дальнейшее будет зависеть от развития инфраструктуры для таких автомобилей. Пока водородные заправки обходятся очень дорого.

Так что у производителей пока нет единого мнения о том, каким будет автомобиль будущего, все они только нащупывают новую стезю. Какой бы она ни была, Hyundai намерена оставаться в авангарде автопрома. &

Текст: Елена Виноградова, Анфиса Воронина

Вернуться к номеру