Медведев поручился перед миром за российские АЭС

Президент считает, что российские реакторы безопасны, нормативы строительства строги, а альтернативы атомной энергетике нет.
Д.Гришкин

В четверг президент России Дмитрий Медведев выступил на сайте Кремля с видеоблогом по проблемам атомной энергетики. По его мнению, экономически выгодных альтернатив атомной энергетике нет, российские нормативы по строительству атомных станций строги и достойны внедрения во всем мире, а новые российские энергоблоки надежны и безопасны. «Наши атомщики готовы нести ответственность за построенные нами станции не только на территории, конечно, нашей страны, но и в тех странах, где Россия имеет контракты на строительство таких станций", - заявил Медведев.

Президент привел в пример совместные российские проекты АЭС «Аккую» в Турции («будет построена с использованием принципиально новой системы управления») и «Куданкулам» в Индии с системой пассивного отвода тепла, «которая даже при отключении электричества, что случилось, скажем, в Японии, обеспечит охлаждение реакторов и предотвратит катастрофу".

«Россия как признанный лидер в области создания реакторов считает, что очень перспективным является также создание реакторов на так называемых быстрых нейтронах», - продолжил Медведев, указав, что они обладают «естественной безопасностью», накапливают меньше радиоактивного отработанного топлива отходов и не требуют высокообогащенного урана. "И, конечно, это в целом расширяет доступ к мирному атому для многих стран, которые этого добиваются", - сказал президент.

Экономически выгодных альтернатив атомной энергетике нет, уверен Медведев. Хотя авария на АЭС "Фукусима-1" в Японии вызвала споры о развитии атомной энергетики во всем мире, при соблюдении мер безопасности это самый экономически выгодный способ получения электроэнергии, считает он. "Очевидно, что эти правила, стандарты должны быть едиными для всех, и вот здесь нужно проанализировать все существующее в настоящий момент законодательство, причем и внутреннее законодательство, и международную нормативную базу. И я считаю, его точно нужно совершенствовать", - заявил Медведев.

Например, во всем мире стоило бы ввести российскую норму, запрещающую строительство АЭС в местах, где может быть "максимально сильное расчетное землетрясение, восьмибалльное землетрясение". "То есть у нас этот норматив уже есть. Нужно, по всей вероятности, закрепить его на международном уровне, потому что мы с вами понимаем катастрофу такого уровня, - сказал Медведев. - Очевидно, должны быть общие международные требования – и особенно там, где возможны очень мощные землетрясения и последующие цунами".

При этом нужна полная информационная открытость и "абсолютная прозрачность", указал Медведев. Например, в России уже проводятся коллективные проверки АЭС на их надежность и сейсмоустойчивость, есть общественный контроль со стороны СМИ, неправительственных организаций и других общественных организаций. Он предложил МАГАТЭ дать официальные рекомендации операторам АЭС о замере уровня радиации и информированию населения. "Уровень радиации и сейчас, и в будущем должен измеряться в автоматическом режиме и должен постоянно сообщаться на тех или иных информационных сайтах, то есть присутствовать в онлайн, в том числе на сайте Russianatom.ru", - сказал Медведев.

В заключение президент призвал повысить доверие людей к атомной энергетике, поскольку это очень перспективное направление энергетики.

С технической точки зрения реакторы, которые стоят на наших АЭС, соответствуют как внутренним, так и международным нормам (МАГАТЭ), говорит бывший заместитель министра России по атомной энергии (1998–2002 гг.) Булат Нигматулин. Да, Россия — это единственная страна в мире, где используются реакторы типа РБМК (которые были установлены на Чернобыльской АЭС. — "Ведомости"), но эти реакторы были значительно модернизированы в два этапа: первый этап был сразу после Чернобыля; на втором этапе была проведена глубокая модернизация, которая только недавно была завершена — в ходе нее была установлена дополнительная система безопасности на всех реакторах. Что касается реакторов первого поколения — ВВЭР-440 (проект 230), которые сейчас модернизированы до уровня второго поколения, и реакторов второго поколения - ВВЭР-1000, то во многих странах реакторы этого же уровня эксплуатируются дольше, чем у нас, — в Японии, США, Германии и т. д.

Директорский и инженерный персонал у нас такой же высокообразованный, как на Западе, если не лучше: у нас операторы имеют высшее образование, а на Западе не всегда. Но есть значительное расслоение зарплат оперативного персонала и топ-менеджмента и руководства отрасли. Также очень важно, что руководители отрасли и первое лицо Росэнергоатома должны быть профессионалами, так как в случае нештатной ситуации им придется быстро принимать решения, а также они отвечают за стратегию развития отрасли. У нас же первое лицо - политическая персона, остальной топ-менеджмент - управленцы широкого профиля. На Западе же на аналогичных должностях работают команды профессионалов. "Стратегия развития отрасли у меня вызывает сомнения", – отметил Нигматулин.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать