Политика
Бесплатный
Сергей Смирнов

Швидлер: у Дерипаски бы случился сердечный приступ

Экс-президент «Сибнефти» Евгений Швидлер оказался не в числе партнеров Абрамовича
В.Волков

Во вторник в Высоком суде Лондона завершился допрос бывшего президента компании "Сибнефть" Евгения Швидлера. Речь в основном шла о покупке «Сибнефти» и деталях договоров по приобретению активов будущего «Русала». Лоуренс Рабинович, адвокат Бориса Березовского, пытался показать, что во всех случаях Березовский либо Бадри Патаркацишвили были в числе партнеров или сторон сделок – так же, как Абрамович и Швидлер. В итоге выяснилось, что сам Швидлер не считает себя партнером Абрамовича.

Внимание судьи было обращено на эпизод с залоговым аукционом по «Сибнефти», который выиграла Нефтяная финансовая компания (НФК). Березовский, по сведениям Рабиновича, дважды назначался в ней председателем совета директоров. "Его дважды так называли", - уточнил Швидлер, слова которого передает «Коммерсант»: в российской компании не обязательно должен был быть совет директоров. «Эти компании вообще были созданы только для аукциона, они были держателями»,- сказал свидетель. Березовский же не был председателем совета директоров де-факто: его просто нужно было как-то называть, сказал Швидлер.

На прямой вопрос Рабиновича, "что произошло с доходами от продажи доли в "Русале", Швидлер ответил, что «часть доходов была использована на покупку игроков [футбольных клубов]».

Вслед за этим Рабинович представил суду договор, подписанный Швидлером. Это рамочное соглашение от 10 февраля 2000 г. о приобретении алюминиевых активов, которые затем были слиты с активами Олега Дерипаски. Швидлер пояснил, что он, хотя назван в договоре покупателем наряду с Абрамовичем и Патаркацишвили, на деле подписал его потому, что вел все переговоры по этой сделке, «и если бы я не стал подписывать, то это бы выглядело плохо». "Не все, кто в договоре названы покупателями, были покупателями, и не все, кто в договоре названы продавцами, были продавцами?" - иронически переспросил Рабинович. В ответ Швидлер разъяснил российские реалии того времени: «Это соглашение между людьми, которые сидят за столом. Группа людей записала на бумаге то, чего они хотят. Все люди, которые здесь перечислены, имели большое отношение к ситуации».

По такой же схеме Швидлер обосновал свою подпись на предварительном договоре о слиянии алюминиевых активов с Олегом Дерипаской: по его словам, действительными сторонами были исключительно Абрамович и Дерипаска.

Швидлер подтвердил ранее сказанное в суде Абрамовичем о встрече Дерипаски, состоявшейся после подписания документа, в отеле «Дорчестер» 13 марта 2000 г. с участием Патаркацишкили, Абрамовича и Березовского. По его словам, это не была встреча с партнерами по «Русалу». "Я знаю, что нехорошо так шутить, но если бы Дерипаска тогда думал, что встретился со своими партнерами, то у него случился бы сердечный приступ!"- сказал Швидлер, по всей видимости, имея в виду Патаркацишвили. Ранее в суде Абрамович говорил, что у Дерипаски и Патаркацишвили были враждебные отношения, так как последний одно время помогал соперникам Дерипаски - TWG братьев Рубенов. Дерипаска не знал, что на встрече будет Патаркацишвили: Абрамович ему об этом не сказал.

В понедельник адвокату Бориса Березовского, который требует от Абрамовича свыше $5,5 млрд, так и не удалось заставить Швидлера показать, что Березовский когда-либо владел долями в «Сибнефти», однако свидетель сделал другие интересные признания.

По словам Швидлера, он был только управляющим - подчиненным, а не партнером Абрамовича, а взамен последний обеспечивал ему высокий уровень жизни. «Я получал только зарплату. Кроме того, около 5-6 лет Абрамович оплачивал мой стиль жизни и стиль некоторых других менеджеров. Он платил за мой отдых, за поездки на яхтах, в 1998 г. он подарил нам с женой дом». Когда адвокат Рабинович обратил внимание, что Швидлер (гражданин США) не указывал эти доходы в налоговых декларациях, Швидлер возразил, что является экспертом по налогам и знает, что и не должен был это делать. «Это предоставлялось на работе. Роман тоже жил такой жизнью», - заявил он.

После того как стороны обсудили структуру владения "Сибнефтью", отношения Швидлера с Arthur Andersen - аудитором гибралтарского офшора Runicom - и посредником Valmet, Рабинович вновь перешел к различным интервью Абрамовича российским СМИ, из которых, по его мнению, следует, что у Березовского были доли в «Сибнефти». Снова появилось на свет интервью Абрамовича «Ведомостям» от 1 декабря 1999 г., в котором Абрамович говорил, что он не единственный акционер и что помимо него «Сибнефтью» владеет менеджмент.

«Напрямую, думаю, он имеет в виду меня как человека, который контролирует траст, который в конечном счете контролирует голоса», - сказал Швидлер. «Он называет вас акционером»? – сразу же уцепился за слово Рабинович. «Нет. Роман всегда путал определения. Поначалу была структура в Лихтенштейне. Я был протектором [номинальным держателем - Vedomosti.ru]. Затем мы все перевели на Кипр, и я опять был протектором. А бенефициарами – Роман и его дети. В конечном счете все акции были записаны на него и его семью в кипрской структуре, в кипрском трасте».

Швидлер подтвердил версию, высказанную в суде самим Абрамовичем, что впечатление о нескольких владельцах «Сибнефти» создавалось специально – для защиты. «Романа очень беспокоил вопрос безопасности. Я говорю не об уличном хулигане. Как это сказать лучше по-английски? Плохие конкуренты такого же уровня, такого же масштаба, - сказал Швидлер. - Если он единственный акционер, то нужно решить только одну проблему, если кто-то захочет получить активы».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать