Статья опубликована в № 3120 от 09.06.2012 под заголовком: Митинговая рознь

Как Путин презентовал закон о митингах

Выступление Владимира Путина с презентацией нового закона о митингах показало, что власть имеет своей целью разделить оппонентов: умеренных заставить осторожничать, а радикалов – примерно наказать
Е.Разумный для Ведомостей

Президент Путин прилетел к новому зданию Петербургского городского суда на вертолете – на совещание с руководителями высших судов, Минюста и прокуратуры (см. статью на стр. 02) – и рассказал, почему подписал этот законопроект. Еще несколько дней назад такого совещания не было в графике президента, говорит один сотрудник администрации президента, а другой вчера утром предположил, что именно это мероприятие будет использовано для разъяснения позиции Кремля по закону о митингах.

Представив закон, Путин попросил судей проанализировать его и содержательно, и на предмет правоприменения и обещал обратиться в Госдуму за поправками, если обнаружится, что что-то депутаты недосмотрели.

Правоприменительная практика, настаивал Путин, не должна ограничивать демократические права граждан на волеизъявление и на выражение своей позиции по любым вопросам внутренней и внешней политики – но без ущерба для других граждан.

Этот формат – общение с судьями и разговор о правоприменении – был призван показать, что Путин учел обеспокоенность общественности, объясняет чиновник администрации президента: большинство претензий к закону о митинге касалось не самих норм, а гипотетических злоупотреблений в судах. Это сигнал и судьям, чтобы не было перегибов, и обществу: президент не идет на обострение, а, напротив, склонен к взвешенному решению.

Путин и сам сказал, что переговорил с председателем своего совета по правам человека Михаилом Федотовым и знает о его озабоченности новым законом. Но совет, как следует из его экспертного заключения, опубликованного накануне на сайте, беспокоят отнюдь не перегибы в судах: «Главный порок закона в том, что он, по сути, предполагает криминализацию процедуры использования базового конституционного права – права собираться мирно».

Авторы заключения пишут, что увеличение максимального размера административного штрафа приведет к смешению административной и уголовной ответственности.

Сейчас существует разделение: от 100 до 5000 руб. – штраф, налагаемый на граждан в порядке административного наказания, от 5000 до 1 млн руб. – уголовного. Увеличение максимального размера административного штрафа – до 300 000 руб. для граждан, до 600 000 руб. для должностных лиц и до 1 млн руб. для юридических лиц – стирает различие между двумя принципиально разными видами наказания, тем самым нарушая общие принципы построения национальной правовой системы: вводится, по сути, уголовное наказание за административное правонарушение. А уровень процессуальных гарантий в административном процессе заведомо ниже.

В качестве контраргумента на сайте Кремля вчера была обнародована таблица санкций за правонарушения во время массовых акций в США, Франции, Германии и Италии. «В нашем законе нет ни одного положения, которое было бы более жестким, чем меры, предусмотренные аналогичными законами в странах, которые я назвал», – отметил Путин (он не упоминал США, зато добавил Испанию и Великобританию). Именно европейским опытом вдохновлялись российские законодатели, говорится и в опубликованном вчера в FT письме пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова.

Как говорится в таблице на сайте Кремля, во всех упомянутых странах за организацию несанкционированной акции или за несоблюдение требований полиции предусмотрены лишение свободы и штрафы (в пересчете на рубли): в США – до 72 000 руб., во Франции – до 300 000 руб., в Германии – около 600 000 руб., в Италии – в зависимости от ущерба.

Поскольку везде говорится о лишении свободы, здесь явно смешиваются уголовные и административные наказания, констатирует профессор кафедры конституционного и муниципального права Высшей школы экономики Илья Шаблинский, административные штрафы ниже: например, в Италии за нарушение правил демонстрации штрафы не превышают 500 евро (примерно 21 000 руб. по текущему курсу).

Но даже если ориентироваться на указанные в этих материалах штрафы в тысячи долларов и евро, то рассчитаны они с учетом средних зарплат в этих странах – они в несколько раз выше, чем в России, заключает Шаблинский.

В администрации президента исходили из другой логики, уверяет ее сотрудник: смысл поправок в этот закон и дальнейшей работы над законодательством как раз в том, чтобы не криминализировать нарушения на митингах, уменьшать уголовную ответственность и вместо лишения свободы применять штрафы.

Песков отметил, что изменения в законодательство, если потребуются, могут подготовить оперативно.

Корректировок не избежать, уверен первый зампред комитета Госдумы по конституционному законодательству, лидер московских эсеров Александр Агеев: депутаты насчитали минимум 11 пунктов в законопроекте, под которые могут подпасть свадьбы и гулянья футбольных фанатов. Первое время власти будут вынуждены применять закон избирательно, но фактор времени для принятия закона был принципиален, констатирует депутат.

Чиновники Кремля и единороссы не скрывали: закон необходимо принять и обнародовать до 12 июня – дня, на который намечена очередная крупная протестная акция (см. статью на этой же странице). В момент принятия закона было еще неизвестно, удастся ли ее согласовать, а часть оппозиционеров настроена на то, чтобы согласование с мэрией и не было достигнуто, говорил накануне один из чиновников, и тогда произошла бы массовая несанкционированная акция со всеми вытекающими последствиями.

Единоросс, близкий к руководству администрации президента, объяснял: задача закона и оперативного его принятия в том, чтобы отслоить умеренных несогласных от радикальных, «профессиональных революционеров». Пыл первых крупные штрафы охладят, не позволяя поддаться на провокации, – и появляется рычаг воздействия на вторых.

Власть добьется необходимого ей эффекта, не все оппозиционеры захотят рисковать своими людьми или ресурсами и будут, опасаясь провокаций, более осторожно относиться к тому, в каких акциях и с кем участвовать, согласен Агеев. Можно ожидать некоторого снижения митинговой активности до тех пор, пока не станет понятно, как будут применяться новые нормы, считает он, но это не касается радикального крыла протестующих.

Но эксперты, в том числе омбудсмен Владимир Лукин, уверены, что новый закон приведет лишь к эскалации напряженности. Лукин, в частности, считает, что преждевременное принятие закона о митингах может вызвать шквал несогласованных митингов и акций протеста, что только усугубит ситуацию.

Новые высокие штрафы не остановят даже умеренных недовольных, этот этап уже пройден, считает участник майских акций гражданской оппозиции, депутат Госдумы Илья Пономарев. Люди уже не боятся, они раздражены – будет резкий рост числа участников протестов, заключает Пономарев.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать