Сноуден: Спецслужбы единственные не понимают, что я продолжаю работать в их интересах

По мнению бывшего сотрудника ЦРУ, ущерб работе спецслужб, который нанесли его разоблачения, меньше ущерба, который их бесконтрольные действия могли нанести демократии
AP

Бывший сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден, который скопировал и передал журналистам множество документов о слежке американских спецслужб за гражданами, считает, что он дал обществу шанс решить, хочет ли оно измениться. Он сказал это в интервью The Washington Post. По его словам, изменить мир он не собирался, он хотел предоставить обществу информацию, чтобы оно знало, как им управляют. "С точки зрения личного удовлетворения моя миссия завершена. Я выиграл, - заявил он. - До тех пор пока журналистам давали работать, все, что я пытался сделать, оправдалось".

Газета отмечает четкий ход мыслей Сноудена и его "инженерный подход" к решению проблем. Она пишет, что он пришел к выводу, что опасная система массовой слежки росла без всякого контроля, а закрытые суды, которые должны были регулировать эту слежку, на самом деле были объектами манипуляции спецслужб. По словам Сноудена, Агентство национальной безопасности (NSA), где он работал по контракту как представитель частной фирмы и откуда он скачал секретные документы, добивалось "информационного доминирования", "использования чужих секретов для влияния на события". NSA привыкло наблюдать, не находясь под наблюдением, сейчас все может измениться, пишет газета. Цель Сноудена - не ликвидация агентства, а улучшение его работы. "Я продолжаю работать в их интересах, и они единственные это не осознают", - сказал он.

Почему именно он взялся за эту миссию, Сноуден объяснил, сославшись на решения судов и действия конгрессменов, которые отказались рассекретить работу NSA или жестко ее контролировать. Он отметил, что он не обладает уникальной квалификацией и никто ему не предлагал заняться разоблачениями. "Но у тебя есть такая возможность, и ты понимаешь, что все, кто сидит рядом, обладают такой же возможностью, но почему-то этого не делают, - сказал он. - Так что кто-то должен быть первым".

Сноуден считает, что право на тайну частной жизни является основным и универсальным правом человека и что предание огласке работы спецслужб и публичное обсуждение их полномочий будет стоить меньше, чем последствия бесконтрольного роста этих полномочий, угрожающие демократии. Бывший сотрудник ЦРУ допускает правомерность слежки в каждом индивидуальном случае, когда для нее есть обоснованные основания. Однако с учетом масштаба средств, которыми располагает NSA, обоснованность слежки перестает быть актуальной, добавляет он.

В целом сотрудники NSA верят в свою миссию и с доверием относятся к действиям руководства, полагая, что оно не будет пользоваться секретами обычных граждан. Сноуден рассказал, что начал прощупывать мнение коллег и вышестоящих сотрудников более года назад. Например, когда он показывал им, что NSA собирает в США больше информации, чем, к примеру, в России, многие из них были в шоке и даже говорили, что не хотят знать об этом больше. Представитель NSA Вейни Вайнз на это сообщила The Washington Post, что тщательное расследование не выявило доказательств, что Сноуден хотя бы с кем-то из коллег обсуждал такие вопросы. Также она прокомментировала слова Сноудена о том, что он обсуждал с коллегами недостаточность мер защиты информации агентства.

О своей нынешней жизни в Москве Сноуден почти ничего не рассказал. Интервьюер общался с ним два дня, и все это время бывший сотрудник спецслужб не терял бдительности. Себя он назвал "аскетом", который и в обычных обстоятельствах неохотно выходит из дома без специальной надобности. Прогулки и осмотр достопримечательностей для него не более осмысленное времяпрепровождение, чем общение с кем-нибудь или размышления. По его словам, он питается преимущественно лапшой быстрого приготовления и чипсами. К нему приходят посетители, многие приносят книжки, пишет газета. Книжки скапливаются, но не читаются. Ранее сообщалось, что адвокат Анатолий Кучерена, который взялся опекать американца, подарил ему в июле "Преступление и наказание" Достоевского. В прогноз бывшего директора ЦРУ и NSA Майкла Хейдена, что Сноуден кончит, как и все перебежчики, - как алкоголик, американец не поверил. Он совсем не пьет и никогда не пил.

Сноуден также заверил, что не вступал ни в какие отношения с российскими или китайскими властями и ничего им не обещал. Если Сноуден что-то и предал, то он предпочитает это рассматривать как переход со стороны правительства на сторону общества.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать