Башар Асад пойдет на переговоры только после победы над террористами

Его жесткие заявления могут быть выгодны Москве, считают эксперты
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

До победы над террористами политическое урегулирование в Сирии невозможно, считает сирийский президент Башар Асад. «В политическом поле ничего нельзя достичь до тех пор, пока террористы занимают многие области в Сирии», - заявил он в среду вечером в интервью итальянскому телеканалу Rai.

Это заявление противоречит не только позиции Запада (например, президент США Барак Обама, выступая в четверг на саммите АТЭС, снова подтвердил, что одним из условий окончания конфликта в Сирии является уход Асада с поста президента), но и договоренностям, достигнутым в минувшую субботу в Вене на второй многосторонней министерской встрече по Сирии. Там руководители внешнеполитических ведомств достигли соглашения о начале переговоров представителей сирийских властей и оппозиции не позднее 1 января 2016 г. 

Переговоры должны завершиться формированием в течение шести месяцев нового правительства, которое разработает новую конституцию и обеспечит проведение всеобщих выборов. По вопросу о судьбе Асада заинтересованные стороны по-прежнему занимают противоположные позиции: США настаивают на его уходе, Иран оказывает ему поддержку, а Россия предлагает не зацикливаться на фигуре Асада, поскольку судьбу Сирии должен решить сирийский народ.

Сложная ситуация в Сирии и давление внешних игроков ужесточают позицию Асада, такое заявление не является следствием его личного упрямства, считает старший сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Николай Сухов: «Башар Асад транслирует мысли своего окружения, а это старая несгибаемая гвардия сторонников его отца. Поджимает и ситуация в самой Сирии: еще год назад у них была иллюзия военной победы, а сейчас наземная армия истощена. Более того, давит Иран: в случае проигрыша Асада он останется с носом. С сирийской верхушкой работать тяжело, Москва это уже поняла и старается всячески смягчить ее позицию».

Просчитать среднесрочные интересы Москвы в такой ситуации достаточно сложно, полагает эксперт: «Это не сделает даже суперкомьютер, слишком много вводных данных — интересов разных групп как вовне, так и внутри Сирии. В самой Сирии такая мозаика интересов, что на выборах будет 20 млн кандидатов в президенты».

Президент Сирии может решать определенную политическую задачу, допускает руководитель Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН Александр Шумилин: «Асад такими высказываниями создает нужный для Москвы политический фон, Москва и Дамаск действуют по одной заранее скоординированной линии. Асад занимает максималистскую позицию, понимая, что на его условия никто не согласится и он сможет отыграть назад. С самим Асадом сейчас никто не считается, его интересы представляет Москва».