Политика
Бесплатный
Наталья Райбман

Москва и Лондон поспорили о вкладе России в урегулирование в Сирии

Российский МИД назвал «вбросом дезинформации» заявления, что Россия бомбит оппозицию и мешает мирному процессу

Россия в Сирии бомбит оппозицию и тем самым подрывает усилия международной коалиции по прекращению гражданской войны в стране, заявил Reuters министр иностранных дел Великобритании Филип Хэммонд. Он дал это интервью в лагере беженцев в Иордании. Официальный представитель российского МИДа Мария Захарова заявила радио "Говорит Москва", что в ее ведомстве подобные заявления расценивают как опасные вбросы дезинформации. На брифинге 29 января она назвала "полной чушью" и "ложью" утверждения о том, что Россия пытается сорвать женевские переговоры по сирийскому урегулированию. Позднее 2 февраля слова Хэммонда прокомментировал министр иностранных Сергей Лавров. Он назвал эти обвинения голословными и привычными и добавил, что они "отражают озабоченность наших западных партнеров тем, что ВКС действуют в сирийском воздушном пространстве эффективно, осуществляют те задачи, которые стоят перед международным сообществом - в том, что касается пресечения террористической угрозы" (цитата по ТАСС).

По оценке Лондона, военная операция ВС России в Сирии укрепила позиции войск президента Башара Асада, а также привела к усилению потока беженцев из страны. "Для меня источником постоянных огорчений стало то, что все, что мы делаем, подрывают усилия русских, - сказал Хэммонд. - Русские говорят, давайте разговаривать, - и они начинают говорить, говорить и говорить. Но проблема в том, что, пока они говорят, они продолжают бомбить и поддерживают Асада". Reuters напоминает, что с тех пор, как Россия вступила в войну в Сирии в конце сентября, президент Владимир Путин помог добиться в раскладе сил перевеса в пользу президента Сирии Башара Асада, хотя до этого группировкам повстанцев удавалось отбивать территории, которые контролировали алавиты. "Действия Воздушно-космических сил России в ответ на обращение сирийского правительства реально помогли переломить ситуацию в этой стране, обеспечить сужение контролируемого террористами пространства. В результате заодно существенно прояснилась картина происходящего, стало видно, кто борется с террористами, а кто выступает в роли их пособников, пытаясь использовать их в своих односторонних эгоистических целях", - говорил 25 января министр иностранных дел России Сергей Лавров, представляя итоги работы своего ведомства в 2015 г. Также он неоднократно отмечал, что Москва поддерживает не самого Асада, а государственность Сирии, тогда как кто-то "хочет любой ценой, даже ценой усугубления гуманитарной катастрофы, сменить режим в Сирии".

По оценке Лондона, вмешательство России серьезно затруднило международные усилия по поискам политического решения сирийского кризиса. "Русские говорят, что они хотят уничтожить ИГ ("Исламское государство", запрещенная в России группировка), но они не бомбят ИГ, они бомбят умеренную оппозицию, - сказал британский министр. - По целям ИГ приходится менее 30% российских ударов. Их вмешательство укрепляет позиции ИГ на земле, т. е. приводит к совершенно обратному тому, что они преследуют на словах".

Еще в начале октября, до инцидента со сбитым российским Су-24, премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявлял, что из 57 авиаударов ВКС России по целям в Сирии только два пришлись по объектам "Исламского государства". Уже после случившегося разлада в двусторонних отношениях президент Реджеп Тайип Эрдоган утверждал, что "Россия не борется с "Исламским государством", а, "напротив, она создает условия для создания карликового государства вокруг Латакии". О гибели мирных граждан в результате российских бомбардировок неоднократно заявляли базирующиеся в Европе турецкие правозащитники. Reuters отмечает, что представители повстанцев и их сторонники утверждают, что жертвами ударов ВКС России становятся сотни мирных жителей.

Российская сторона настаивает, что наносит удары в основном по позициям боевиков "Исламского государства" (запрещено в России) и старается разрушить их нефтяную инфраструктуру. Путин говорил, что российские военные готовы координировать цели ударов с представителями коалиции, которую возглавляют США, но Москве не доверяют и не предоставляют точные координаты объектов повстанцев, которых, по мнению Запада, бомбить не следует. Министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус в конце ноября в эфире RTL рассказал об обещании Путина президенту Франсуа Олланду, что российские самолеты прекратят бомбить умеренную оппозицию и сосредоточатся на борьбе с "Исламским государством". По словам министра, в ближайшем будущем для российских летчиков должны были составить карту с четко указанными зонами для бомбардировок. Представитель российского Минобороны Игорь Конашенков 1 февраля заявил, что российская авиация за неделю уничтожила в Сирии 1354 объекта террористов.

2 февраля Сергей Лавров напомнил, что Россия "с самого начала" предлагала координировать действия против ИГ, "чтобы не было вопросов, "кто бьет по правильным целям, а кто нет", цитирует ТАСС. "Предлагали работать, неизменно слышали отказ. Единственная договоренность с США - меморандум о предотвращении инцидентов в воздухе. Он распространяется на всех участников коалиции США, США несут за это ответственность", - добавил он. 25 января он заявил, что до сих пор Москва не получила доказательств ни одному утверждению о том, что ВКС России бомбят не объекты ИГ в Сирии.

Трудно судить, меняется ли позиция Кремля в отношении поддержки Асада, поскольку Путина "прочитать" невозможно, добавил Хэммонд. "Пока я наблюдал за Путиным, сначала как министр обороны, потом - как министр иностранных дел, я понял, что совершенно не важно, сколько вы наблюдаете, вы все равно ничего не увидите - он совершенно непроницаем, - поделился политик. - У нас нет ни малейшего представления о планах Кремля. Мы не знаем. Эти вещи не обсуждаются ни на каких собраниях. Все, что решается, происходит в голове господина Путина". Хэммонд добавил, что иранцы как минимум так же решительно настроены на сохранение режима Асада в Сирии. По оценке британского МИДа, ни действия России, ни действия Ирана не способствуют мирному процессу.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать