Политика
Бесплатный
Елена Мухаметшина
Статья опубликована в № 4105 от 29.06.2016 под заголовком: Власти взялись за пользователей

В России все чаще сажают за «экстремистские высказывания» в интернете

Центр «Сова» изучил особенности борьбы государства с «виртуальными экстремистами»

Число лиц, приговоренных к реальным срокам заключения за нарушение антиэкстремистского законодательства в интернете, растет, говорится в докладе центра «Сова» по итогам 2014–2015 гг. В 2015 г. по сравнению с предыдущим годом этот показатель вырос с 18 до 43 человек (см. график). Из них 16 человек были приговорены только «за слова» (не было отягчающих обстоятельств и приговора по совокупности) – в 2014 г., по данным «Совы», было только три таких суровых приговора, говорит автор доклада Наталья Юдина. В большинстве случаев осужденные высказывались против власти и президента, против вооруженного вмешательства России в дела Украины или призывали к вооруженному джихаду. Девять приговоров эксперты «Совы» считают неправомерными. Кроме того, за два года к обязательным работам приговорены 106 человек, к штрафам – 64, к исправительным работам – 59.

Самая распространенная статья – ст. 282 УК (возбуждение национальной ненависти), реже – ст. 280 (призывы к экстремистской деятельности), в последние два года активнее стали использоваться ч. 3 ст. 212 (призывы к массовым беспорядкам) и ст. 205.2 (призывы к осуществлению террористической деятельности и оправдание терроризма), а также ст. 280.1 (призывы к нарушению территориальной целостности). Основной объем криминального преследования интернет-пропаганды приходится на этноксенофобов, второе место занимают радикальные исламисты. Большинство дел было возбуждено за размещение информации в сети «В контакте» – 207 дел за два года, в Facebook – всего два уголовных дела. При этом число осужденных за посты выросло за год в 2 раза. В 2015 г. за ненадлежащую фильтрацию «экстремистского» контента были оштрафованы как минимум 17 физических и юридических лиц, было вынесено 14 предупреждений интернет-СМИ.

В 2015 г. из 232 приговоров за публичные высказывания, отнесенные к экстремистским, 194 приговора были вынесены за интернет-высказывания. По мнению экспертов, причина такого роста в том, что сотрудников правоохранительных органов ради наращивания антиэкстремистской отчетности переориентировали на преследование тех, кого проще обнаружить. «Много преследуют радикальных националистов, это надо было делать давно, но сейчас выхватываются не показательные случаи, а первые попавшиеся», – говорит Юдина. По ее словам, усугубляется тенденция, когда выбирают случайных людей в соцсетях.

Руководитель «Совы» Александр Верховский полагает, что в связи с принятием нашумевшего пакета Яровой число приговоров по экстремистским статьям не вырастет – эти поправки лишь увеличивают наказание, в частности, в ч. 2 ст. 205.2 к деяниям с использованием СМИ добавлены деяния, совершенные в интернете.

Националист Дмитрий Демушкин согласен, что наказание по антиэкстремистским статьям ужесточилось: «А после принятия пакета Яровой вообще условного наказания не будет по ст. 282». Он напоминает, что его оштрафовали в начале 2010-х гг. по ч. 2 ст. 282.2 за участие в деятельности запрещенной организации на 200 000 руб., а сейчас эта статья переводится в тяжкие и может грозить сроком от 6 до 10 лет. «Причем тогда у нас продолжением деятельности признали проведение соревнований по силовому экстриму совместно с МВД и префектурой Южного округа», – добавляет Демушкин. Он также приводит пример, когда в Омске к условному сроку приговорили человека, разместившего песню группы «Земляне» «Каскадеры» в исполнении группы «Коловрат»: «Все альбомы «Коловрата» признаны экстремистскими, в том числе и «Каскадеры». Никакой экстремистский мотив не доказывается».

Власти осознали неэффективность первоначального инструмента регулирования – фильтрации контента и блокировки доступа, люди продолжают делать посты, читать и использовать анонимайзеры, говорит юрист международной группы «Агора» Дамир Гайнутдинов: «Поэтому власти взялись за пользователей, и это четкий тренд. Сюда же можно отнести ужесточение наказания за митинги. То есть, в принципе, ужесточается реакция государства на независимое выражение мнений независимо от того, где оно сделано – в интернете или на площади».