Статья опубликована в № 4298 от 10.04.2017 под заголовком: Удар по отношениям

США заговорили о санкциях против России за поддержку Башара Асада

Но говорить о развороте в сирийской политике Вашингтона пока рано, считают эксперты

Президент США Дональд Трамп рассматривает возможность введения против России и Ирана новых санкций в связи с ситуацией в Сирии, заявила в воскресенье в эфире CNN постпред США при ООН Никки Хейли: «Президент намерен обсудить этот вопрос, и процесс обсуждения уже идет». Ранее газета The New York Post сообщила, что в ходе предстоящего визита в Москву госсекретарь США Рекс Тиллерсон может обвинить Россию в сокрытии преступлений режима Асада.

Заявление Хейли последовало на третий день после ракетного удара США по территории Сирии. Рано утром в пятницу эсминцы USS Ross и USS Porter, находящиеся в Средиземном море, выпустили 59 крылатых ракет Tomahawk по правительственной военной базе «Аш-Шайрат» в провинции Хомс. Как пояснил Трамп в специальном телеобращении, это стало ответом на произошедшую 4 апреля химическую атаку на контролируемый оппозицией город Хан-Шейхун в провинции Идлиб, в которой Запад обвинил президента Сирии Башара Асада. Удар по «Аш-Шайрату» отвечает «жизненно важным национальным интересам» США, заверил Трамп. Российские военные были предупреждены об ударе по каналу предупреждения инцидентов, чтобы «свести к минимуму риск для российского и сирийского военного персонала на аэродроме», заявил представитель Пентагона.

Президент Владимир Путин считает удары по Сирии «агрессией против суверенного государства, причем под надуманным предлогом», заявил в пятницу его пресс-секретарь Дмитрий Песков. По его словам, «этот шаг наносит существенный урон российско-американским отношениям, и без того находящимся в плачевном состоянии». В субботу министр иностранных дел России Сергей Лавров провел телефонные переговоры с Тиллерсоном, заявив, что обоснования удара по сирийскому аэродрому не соответствуют реальности.

Итоги налета

По данным Минобороны России, на базе уничтожены материально-технический склад, учебный корпус, столовая, шесть находившихся в ремонтных ангарах самолетов МиГ-23 и радиолокационная станция. Военные также утверждают, что до авиабазы долетело всего 23 ракеты. Пентагон настаивает, что в цель попали 58 из 59 ракет.

Складывается впечатление, что пока реакция России на удар США лежит в русле тактики минимизации ущерба в преддверии выяснения конкретных планов Белого дома по борьбе с Асадом, говорит человек, близкий к Минобороны России: этот вопрос, очевидно, станет центральным на переговорах Тиллерсона в Москве. Заявление Минобороны России об укреплении ПВО Сирии не содержит конкретики и может означать всего лишь поставку «нелетального оборудования», т. е. радаров, отмечает собеседник. А решение Москвы о приостановлении участия в соглашении с США об обмене информацией для предотвращения инцидентов в Сирии связано с тем, что американцы фактически использовали переданные им данные для нанесения удара, считает полковник запаса Виктор Мураховский. По его мнению, атаку США можно охарактеризовать как военно-политическую акцию, которая практически не окажет влияния на боевые действия «на земле», но может «привести к смерти мирного процесса».

Нанесение ударов было одноразовой акцией для наказания Асада, но не означает начала войны с ним, согласен профессор Института диалога цивилизаций Алексей Малашенко: «Очень непросто сказать, насколько далеко готов пойти Трамп после этого, у меня создается ощущение, что у него все-таки нет стратегии, он реагирует. Вероятно, его на это спровоцировали: или друзья – чтобы показать, что он настоящий мужик, или враги – чтобы развести с Путиным». Если брать на веру последние заявления Белого дома о смене режима в Сирии и это действительно политическая линия администрации, то санкции против России за поддержку Асада действительно могут быть введены, считает редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. Майкл Кофман из американского Института Кеннана, напротив, таких санкций не ожидает и считает, что если нечто подобное и предложат Трампу, то он скорее отвергнет такие идеи. Разумеется, удар по Сирии стал горькой пилюлей для России, но, пока поездка Тиллерсона не отменена, нельзя говорить о серьезном влиянии этой атаки на отношения, полагает эксперт. От визита госсекретаря не стоит ждать большого прогресса, но, судя по отсутствию комментариев самого Путина, у него тоже есть причины быть недовольным Асадом, заключает Кофман.