Политика
Бесплатный
Елена Мухаметшина| Ольга Чуракова|Светлана Бочарова
Статья опубликована в № 4313 от 02.05.2017 под заголовком: Точечная зачистка

Число новых иностранных агентов за год снизилось почти вдвое

Власть перешла от тотальной зачистки НКО к точечному давлению, считает эксперт

В 2016 г. 45 некоммерческих организаций (НКО), выполняющих функции иностранного агента, получили из зарубежных источников 804,3 млн руб., а всего 4322 российские НКО получили из-за рубежа около 71,8 млрд руб. Об этом говорится в ежегодном докладе Минюста о деятельности НКО – иностранных агентов, с которым ознакомились «Ведомости». Деньги в основном поступали из США, Германии, Норвегии, Кипра, Великобритании, а главными спонсорами стали посольство Великобритании, Норвежский Хельсинкский комитет, филиал Фонда им. Генриха Бёлля и др. В 2015 г., по данным Минюста, агенты получили из-за границы 950 млн руб., при этом три тогдашних главных спонсора – Открытое общество «Фонд содействия», Фонд Макартуров и Национальный фонд в поддержку демократии – были признаны нежелательными организациями.

На конец 2016 г. в реестре иностранных агентов была информация о 154 НКО, за 2017 год добавились еще шесть. В 2016 г. в реестр включили 43 НКО, в том числе «Левада-центр», центр «Сова», «Международный Мемориал» (в 2015 г. агентом стала 81 НКО – рекорд за время существования реестра). Эти НКО осуществляли политическую деятельность «в сфере защиты основ конституционного строя, внешней политики, деятельности госорганов, органов местного самоуправления, законодательного регулирования прав и свобод человека и гражданина», говорится в докладе. Все суды против НКО, оспаривавших включение в реестр, Минюст выиграл. Кроме того, в 2016 г. были поданы 22 заявления на выход из реестра (еще пять заявлений перешли с 2015 г.), 14 из них были удовлетворены, по 10 заявлениям было отказано, а еще 16 НКО были исключены из-за их ликвидации. На 26 НКО за нарушение закона об иностранных агентах было наложено 7,9 млн руб. штрафов.

Результатов нет

Президент поручил своей администрации, Минюсту и спецпредставителю по вопросам экологии Сергею Иванову к концу марта проанализировать правоприменительную практику в отношении НКО – агентов. О выполнении поручения пока не сообщалось.

Собеседник, близкий к администрации президента, ранее говорил «Ведомостям», что закон об иностранных агентах менять не будут, но из реестра выведут 33 организации. Их список президентский Совет по правам человека (СПЧ) передал в администрацию президента. Еще один человек, близкий к администрации, связывает улучшение ситуации с иностранными агентами со сменой руководства внутриполитического блока Кремля: если раньше власть пыталась менять закон, то теперь меняет правоприменительную практику, что оказалось эффективнее.

Иностранных агентов за год стало меньше, говорит председатель СПЧ Михаил Федотов: «Минюст убрал из списка организации, которые были из него исключены, но продолжали там числиться. Кроме того, мы в ручном режиме просмотрели около 100 оставшихся в реестре НКО и пришли к выводу, что треть из них можно исключить, для чего им нужно подать заявление на выход. Это хорошие подвижки, но нужно идти дальше, чтобы в списке остались только те организации, которые сами подали заявления о включении в реестр».

Правоприменительная практика по закону об агентах в 2016 г. шла по инерции, не было особого усиления давления, хотя сформировалась практика ликвидации НКО из-за этого закона, под которую попали минимум три организации – «Агора», «Голос» и «За природу», напоминает правозащитник Павел Чиков. При этом иностранные агенты получают менее 1% от всей суммы зарубежных поступлений НКО, подчеркивает он: «Это значит, что давление идет не из-за финансирования, а из-за конкретных организаций, ведущих деятельность, которая не нравится российским властям». Продолжат ли включать НКО в реестр, будет зависеть от политической воли администрации президента, считает Чиков: «Закон об иностранных агентах стоит в череде десятков принятых законов, которые являются предметом внешнеполитического и внутриполитического торга. К тому же часть НКО, которые выжили, уже приспособились к работе, и их чувствительность к действиям Минюста снизилась. Повысить ее можно с помощью новых механизмов, которые ранее активно не использовались, – вроде закона о нежелательных организациях или уголовного преследования за злостное неисполнение закона об агентах». Сейчас администрация президента использует политику сдерживания, когда давят на политические организации вроде ФБК и «Открытой России», а остальные прицельного давления не ощущают, резюмирует эксперт: «Минюст же, судя по его докладам, продолжает работать по старым методичкам. Особый цинизм в том, что каждый год Минюст отчитывается, что не проиграл ни одного суда по агентским делам».