Статья опубликована в № 4341 от 14.06.2017 под заголовком: Власть протеста не боится

«Проблемы Навального» для Кремля пока не существует

Но возвращение оппозиционера в системное поле было бы выгодно для власти

По данным «ОВД-инфо» на вторник, в ходе протестной акции 12 июня в Москве было задержано 866 человек, в Санкт-Петербурге – 658, по России – минимум 1719 человек. Алексей Навальный в понедельник получил 30 суток ареста за повторное нарушение порядка организации публичного мероприятия. По мнению главы его штаба Леонида Волкова, акции показали, что волна государственного запугивания оказалась бессмысленной: в отличие от 2011–2012 гг. «новое движение не апеллирует к этой власти, имеет своего лидера, четко формулирует образ будущего».

Во вторник протесты прокомментировал пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков: проведение таких мероприятий в согласованном режиме опасности не представляет, это нормально, когда люди занимают гражданскую позицию. Другое дело – «провокационные явления», отметил он: «В Москве, когда десятки тысяч людей отмечали национальный день нашей страны, вот эта группа провокаторов, собственно, их действия несли опасность для граждан».

Стремление Навального устроить «прогулки» стало ясно, когда он объявил о проведении акции именно в День России, говорит бывший федеральный чиновник: «Понимая это, с конца марта власть использовала стратегию его интенсивной медиадискредитации». Не все содержательные линии этой атаки были до конца убедительными, а некоторые, как сравнение с Гитлером, и вовсе были признаны сомнительными, отмечает собеседник: «Администрация президента при этом довольно плотно взяла под контроль влияние на общественно-политические каналы в «Телеграме», но их использование имеет ограниченный эффект». В результате накануне прямой линии президента уличный протест снова оказался в центре политической повестки, резюмирует он.

Хорошее дело

58% россиян ­положительно относятся к митингам против коррупции, следует из свежего опроса «Левада-центра». О намерении Навального провести акцию 12 июня заранее знали всего 15% опрошенных

Объявление несанкционированной акции – это провокация и для власти было бы странно под таким давлением менять свою стратегию, «это было бы слишком большим комплиментом для Навального», считает руководитель экспертного совета близкого к Кремлю ЭИСИ Глеб Кузнецов: «Он сам понимает, что в легитимном политическом поле ничего из себя не представляет, потому и повышает ставки». Навальный не является проблемой для президентской кампании, согласен политолог Константин Костин: «Власть должна действовать по закону. Навальный же призывает к масштабному нарушению закона, а это зона ответственности силовых органов».

Навальный работает на свою раскрутку после 2018 г. и на создание на Западе картины, что президентские выборы нелегитимны, поскольку он в них не участвует, говорит политолог Александр Пожалов. Для власти же логично затягивать его обратно в системное поле, вовлекать в электоральные процедуры и партстроительство, полагает эксперт: «Раз президентская кампания проектируется как референдумная, то можно использовать ее для засветки новых лидеров парламентских и непарламентских партий. Пока Навальный при всех своих ошибках остается самой яркой фигурой на оппозиционном поле, двигаясь в регионы». Кремль вполне может использовать такие рискованные ситуации, чтобы позиционироваться по-новому, митинг перед прямой линией – хороший повод высказаться на эту тему, считает бывший замначальника Управления внутренней политики президента, политолог Алексей Чеснаков: «Никаких серьезных рисков для власти сейчас нет, можно говорить только о «размягчении» информационного поля – у власти есть все механизмы контроля, и она может экспериментировать с сигналами».

Стратегия обеих сторон – кто кого изведет первым и пока перевес на стороне Навального: он быстрее реагирует и навязывает свою повестку, власть же настроена бюрократически неповоротливо, говорит политолог Александр Кынев: «Дело не в 2018 г., властные рычаги консолидированы, вряд ли внутри машины будет сбой, даже при ухудшении качества управления внутренней политикой системные игроки встроены, колеблются в ограниченных рамках. Борьба идет за 2021 и 2024 гг. Политическая система поддерживается искусственно, ее стимуляторы не могут быть вечными. Власть сама создала вакуум, который заполняется неподконтрольными людьми, она сама переборщила с запретами и разгромила оппозицию – а не иметь субъектов выражения недовольства, когда пессимизм растет, это глупо».