Политика
Бесплатный
Анастасия Корня

В суде над Улюкаевым показания дала его бывшая подчиненная

По словам Оксаны Тарасенко, министр вычеркнул из доклада правительству фразу о плюсах сделки «Башнефти» и «Роснефти»

Сегодня Замоскворецкий суд на процессе по делу экс-министра экономического развития Алексея Улюкаева начал допрос второго свидетеля со стороны обвинения - директора департамента корпоративного управления Минэкономразвития Оксаны Тарасенко. Именно департамент Тарасенко готовил документы для приватизации «Башнефти». Первым суд допросил Андрея Баранова, директора департамента «Роснефти» по отношениям с инвесторами.

Препятствия приватизации

Тарасенко в суде рассказала, как весной 2016 г. отбирали агента правительства по продаже пакета акций «Башнефти», победил тогда «ВТБ-капитал». В июне 2016 г., по ее словам, в Минэкономразвития поступило поручение вице-премьера Аркадия Дворковича проработать вопрос о целесообразности приватизации «Башнефти» исходя из возможности участия «Роснефти» в этой сделки. Поручение было дано в ответ на письмо главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина президенту, сообщила Тарасенко. По итогам юридической проработки вопроса был сделан вывод: препятствий для такой сделки нет. Этот вывод был сделан на совещании с Улюкаевым и ВТБ, которое проходило без ведения протокола. Про отрицательную позицию Улюкаева по этому вопросу чиновница узнала позже и, по ее словам, была удивлена.

Прокуроры попросили свидетеля рассказать подробнее об экономической целесообразности участия «Роснефти» в приватизации. По словам Тарасенко, это повышало конкурентность сделки, она позволила бы затем максимизировать прибыль от продажи пакета уже самой «Роснефти». Фраза о необходимости дополнительных критериев при участии в сделке госкомпаний появилась в письме Минэкономразвития с учетом позиции Росимущества, сообщила свидетель. Речь идет о письме в правительство, в котором министерство настаивало на введении дополнительных критериев для оценки сделки.

На вопрос прокурора, какую правку внес в письмо Улюкаев, его бывшая подчиненная ответила, что министр вычеркнул из проекта письма фразы про то, что введение дополнительных критериев для участников потребует анализа с точки зрения влияния на бюджет и что участие «Роснефти» повысит конкурентность сделки. На уточняющий вопрос, были ли это важные фразы, свидетель ответила: «наверное, да».

О приостановке приватизации «Башнефти» Тарасенко, по ее словам, узнала из СМИ. Из правительства в августе пришло поручение дополнительно проработать способы продажи акций. 19 сентября министерство отправило в кабмин новый доклад, хотя принципиально новых предложений он не содержал, отметила свидетель.

30 сентября Минэкономразвития запросило ВТБ о поступивших предложениях потенциальных кандидатов на участие в приватизации «Башнефти». Письмо «Роснефти» оказалось единственным, сказала Тарасенко.

Свидетель не слышала, чтобы Улюкаев выступал против участия «Роснефти» в приватизации «Башнефти» (ранее свидетель Баранов говорил, что министр заявлял это публично), от других коллег она этого тоже не слышала - только из СМИ, вспомнила она.

Адвокат Улюкаева Тимофей Гриднев спросил чиновницу, приостанавливали ли официально приватизацию. Тарасенко ответила, что нет, ведомство получало только поручение премьер-министра Дмитрия Медведева проработать вопрос с учетом способов продажи «Башнефти», имея в виду направление развития компании, структуру акционеров и текущую стоимость.

Улюкаев спросил свидетеля, является ли она автором двух «важных фраз», которые он вычеркнул из письма Минэкономразвития (про то, что введение дополнительных критериев для участников потребует анализа с точки зрения влияния на бюджет и что участие «Роснефти» повысит конкурентность сделки, Тарасенко говорила об этом ранее). Свидетель замешкалась с ответом. «Понятно, это было коллективное творчество», - сделал вывод бывший министр. Прокурор на это выразил возмущение, по его мнению, такое замечание оскорбляет свидетельницу.

Обвинители снова попросили суд разрешить им огласить показания свидетеля, в которых подробно говорится, что, как и сколько раз вычеркивал Улюкаев. Адвокаты подсудимого выступили против этого ходатайства, заметив, что уже второй свидетель не может повторить в суде то, что хотят услышать прокуроры, и то, что они говорили следствию, хотя Тарасенко пришла в суд с бумажкой и регулярно по ней читает. Ходатайство прокуроров снова удовлетворили.

Из показаний чиновницы, данных следствию, явствует, что на одном из совещаний в Минэкономразвития предварительно обсуждалось участие «Роснефти» в приватизации «Башнефти», пришли к выводу, что препятствий для такой сделки нет, но правительство может дополнительно уточнить критерии участия в приватизации компаний с госучастием. Впоследствии такая позиция была изложена в письме Роимущества. По чьей инициативе эту позицию включили в итоговый доклад Минэкономразвития, свидетелю не известно. Также Тарасенко сообщала тогда, что Улюкаев своей рукой вычеркнул из проекта доклада написанные ее департаментом абзацы - про то, что участие «Роснефти» повысит конкурентность сделки, и про то, что введение дополнительных критериев требует дополнительного анализа влияния на бюджетный процесс.

Между делом адвокаты экс-министра отметили, что обвинение заявило 30 свидетелей, и посетовали, что их не предупреждают заранее, кто именно будет вызван. Прокурор напомнил им, что закон не обязывает уведомлять сторону защиты о лицах, которые вызываются в суд, у защиты есть материалы дела.

В 13.15 мск заседание завершилось. Следующее назначено на 5 сентября.

Сначала против, потом за

Баранов до этого также сообщил суду, что Улюкаев сначала был против участия «Роснефти» в приватизации «Башнефти», но затем, в сентябре 2016 г., изменил позицию и сделка состоялась. По его словам, министр публично объяснял свою позицию тем, что сама «Роснефть» частично принадлежит государству. По словам Баранова, такая позиция обеспокоила «Роснефть»: компания даже направила письмо в Минэкономразвития, в котором объясняла, что являются надлежащим приобретателем и не планирует использовать госсредства, а профинансирует сделку за счет собственных средств, но ответа из министерства не получила. Могла ли позиция Улюкаева повлиять на приостановку сделки, поинтересовался прокурор. «Наверное, могла», - очень неуверенно ответил Баранов. Он сказал суду, что не знает, в связи с чем могла поменяться позиция Минэкономразвития.

Баранов рассказал и о письме «Роснефти» Путину о том, что компания была бы надлежащим приобретателем «Башнефти». Адвокат Улюкаева Тимофей Гриднев спросил, что Баранову известно о поручении вице-премьера Аркадия Дворковича Министерству экономического развития в связи с письмом «Роснефти» президенту. Свидетель ответил, что ему ничего не известно.

Прокурор спрашивал, что думает Баранов о причинах противодействия Улюкаева сделке «при всех плюсах прежде всего для бюджета». По настоянию защиты вопрос был снят. Однако затем гособвинители добились разрешения огласить показания свидетеля, данные еще в ходе следствия. Тогда на допросе Баранов предполагал, что задержка в приватизации «Башнефти» была вызвана тем, что Минэкономразвития не определилось с составом участников сделки и другими вопросами. Улюкаев, понимая преимущества «Роснефти», искал варианты исключить ее из числа участников, говорится в процитированных показаниях свидетеля.

Осенью 2016 г. Владимир Путин на форуме «Россия зовет!» признавался, что удивлен позицией кабинета министров по покупке «Башнефти» «Роснефтью». По его словам, «рынок был очень удивлен и переносом продажи компании, и передачей ее другой госкомпании». «Может быть, вам покажется странным - я сам был немного удивлен такой позицией правительства, - признался Путин, - но это действительно позиция правительства, прежде всего его финансово-экономического блока».

Он назвал несколько причин такого решения. «Во-первых, "Роснефть" не госкомпания, это компания с госучастием, у нее к тому же есть иностранный акционер. Во-вторых, "Роснефть" предложила самую высокую цену, несколько выше, чем оценки международных экспертов. В-третьих, после приобретения «Башнефти» и последующей продажи 19,5% «Роснефти» наступает синергетический эффект - цена этих 19,5% существенно возрастает, и таким образом «Роснефть» не только отобьет ту премию, которую она дает государству при приобретении «Башнефти», но и выгодно продаст свой собственный пакет», - пояснил он. В-четвертых, продажа «Роснефти» осуществляется через «Роснефтегаз», и деньги напрямую поступают в бюджет, что, с точки зрения Минфина, весьма выгодно, рассказал Путин.