Политика
Бесплатный
Анастасия Корня

Суд узнал об изменении позиции Улюкаева по сделке «Роснефти» и «Башнефти»

Об этом рассказал свидетель – директор департамента «Роснефти» Андрей Баранов

В Замоскворецком суде 1 сентября продолжился процесс по делу экс-министра экономического развития Алексея Улюкаева. Суд планировал в этот день допросить свидетелей. Следствие пока заявило только одного свидетеля - главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина, но пока нет никаких признаков того, что он явился в суд, отмечает корреспондент «Ведомостей». Пресс-секретарь компании Михаил Леонтьев 31 августа сказал ТАСС, что Сечин не получал повестку в суд и компания вообще не получала никаких официальных документов по этому делу. Секретарь суда сообщила перед началом заседания, что у нее нет данных о явке свидетелей.

Допрос свидетелей суд собирался начать еще на первом заседании по существу, 16 августа. Они в суд в этот день не явились, так что заседание было перенесено.

Прокуроры пришли, адвокаты в сборе, последним появился Улюкаев. Он сообщил, что приставы запрещают ему отвечать на вопросы журналистов. 16 августа предварительная съемка подсудимого перешла в пресс-конференцию, рассказывал корреспондент «Ведомостей».

В начале заседания 1 сентября полчаса заняло оглашение списка телеканалов и агентств, желающих вести трансляцию процесса. Прокурор возразил против их ходатайств: если всех пустить в зал, то «работать будет просто невозможно». В трансляции журналистам в итоге было отказано в связи с невозможностью обеспечить объективное рассмотрение дела.

В суд явились свидетели Андрей Баранов, директор департамента «Роснефти» по отношениям с инвесторами, и Оксана Тарасенко, директор департамента корпоративного управления Минэкономразвития. Этот департамент готовил документы по сделке о приватизации «Башнефти».

Прокурор попросил Баранова рассказать, когда «Роснефть» получила предложение поучаствовать в приватизации «Башнефти». Свидетель ответил, что приобретение пакета «Башнефти» должно было повысить капитализацию «Роснефти», 20%-ный пакет которой также готовили к приватизации. Затем прокурор спросил, проявляли ли интерес к «Башнефти» другие компании. «Лукойл» проявлял, вспомнил Баранов.

По словам Баранова, «Роснефть» изначально не рассматривала участие в приватизации «Башнефти», но, получив письмо, которое было разослано потенциальным инвесторам, изучила вопрос и высказала свою заинтересованность. Президенту Владимиру Путину компания подготовила письмо с финансово-экономическим обоснованием этой сделки, с описанием, почему «Роснефть» является надлежащим и лучшим покупателем акций «Башнефти». Затем «Роснефть» подала формализованную заявку об интересе.

Отвечая на наводящие вопросы прокурора, Баранов вспомнил, что Улюкаев публично выступил против приобретения «Башнефти» «Роснефтью», так как сам покупатель частично принадлежит государству. Такая позиция обеспокоила «Роснефть»: компания даже направила письмо в Минэкономразвития, в котором объясняла, что является надлежащим приобретателем и не планирует использовать госсредства, а профинансирует сделку за счет собственных средств. В письме отмечалось, что РФФИ участвовал в покупке пакета «Алросы» при приватизации. По словам свидетеля, ответа на письмо «Роснефть» не получила. На вопрос прокурора, почему было так важно, чтобы сделка финансировалась за счет собственных средств «Роснефти», директор департамента ответил, что это была позиция правительства.

Минэнерго также возражало против участия «Роснефти» в сделке, но у Минэнерго тут был конфликт интересов, так как замруководителя ведомства (Алексей Текслер) возглавлял совет директоров «Башнефти», а при смене собственника смена менеджмента - обычное дело, объяснил Баранов. Никакой материальной заинтересованности, добавил он, но административные рычаги в Минэнерго терять не хотели.

Могла ли позиция Улюкаева повлиять на приостановку сделки, поинтересовался прокурор. «Наверное, могла», - очень неуверенно ответил Баранов. Он вспомнил, что в сентябре позиция Минэкономразвития по этому вопросу поменялась - и он не знает, в связи с чем. Первый вице-премьер Игорь Шувалов объявил о возобновлении сделки. «Роснефть» предложила 329 млрд руб., на тот момент цена была выше рыночной», - подчеркнул Баранов. 10 октября вышло распоряжение правительства об отчуждении акций компании, 12 октября сделка была завершена. О задержании Улюкаева свидетель узнал из СМИ. «Я не присутствовал при задержании», - признался он.

Прокурор поинтересовался, что думает Баранов о причинах противодействия Улюкаева сделке «при всех плюсах прежде всего для бюджета». По настоянию защиты вопрос был снят. В заключение Баранов признался, что с Улюкаевым лично не знаком, «только по телевизору видел».

Защита подсудимого спросила Баранова, зачем «Роснефть» писала президенту страны, что именно «Роснефти» необходимо приватизировать «Башнефть». Свидетеля спросили, какую резолюцию наложил на письмо глава государства. Баранов ответил, что о реакции Путина не знает. Адвокат Улюкаева Тимофей Гриднев спросил, что Баранову известно о поручении вице-премьера Аркадия Дворковича Министерству экономического развития в связи с письмом «Роснефти» президенту. Свидетель ответил, что ему ничего не известно.

После этого прокуроры выразили желание огласить письменные показания этого свидетеля, которые связаны с информацией сделки по приватизации «Башнефти». По их словам, они заметили противоречия. Адвокаты возразили, что 80% информации свидетель получил из СМИ. Но суд удовлетворил ходатайство обвинителей.

Тогда на допросе Баранов предполагал, что задержка в приватизации «Башнефти» была вызвана тем, что Минэкономразвития не определилось с составом участников сделки и другими вопросами. Улюкаев, понимая преимущества «Роснефти», искал варианты исключить ее из числа участников, говорится в процитированных показаниях свидетеля. Адвокат Гриднев спросил Баранова, какой орган имеет право приостановить приватизацию. Свидетель ответил, что не знает, но допускает, что это может сделать Минэкономразвития.

На этом допрос Баранова завершился, суд отпустил свидетеля.

По версии обвинения, экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев лично потребовал взятку у главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина. Это случилось на саммите в Индии, заявил в Замоскворецком суде один из прокуроров. По его словам, Сечин на это согласился, но обратился в ФСБ. Улюкаев на это заявил, что это была провокация взятки, а обвинение «основано на показаниях Сечина и Феоктистова» (тогдашнего начальника службы безопасности «Роснефти» Олега Феоктистова, который перешел в госкомпанию в августе 2016 г. с должности замначальника Управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ). По словам подсудимого, обвинение сфабриковано и базируется только на показаниях Сечина, который в действительности сам звонил Улюкаеву и звал в «Роснефть», чтобы рассказать о важном для компании и что-то показать. По его оценке, следствие при этом не сделало ничего, чтобы установить подлинные обстоятельства происшедшего.

Осенью 2016 г. Владимир Путин на форуме «Россия зовет!» признавался, что удивлен позицией кабинета министров по покупке «Башнефти» «Роснефтью». По его словам, «рынок был очень удивлен и переносом продажи компании, и передачей ее другой госкомпании». «Может быть, вам покажется странным - я сам был немного удивлен такой позицией правительства, - признался Путин, - но это действительно позиция правительства, прежде всего его финансово-экономического блока».

Он назвал несколько причин такого решения. «Во-первых, "Роснефть" не госкомпания, это компания с госучастием, у нее к тому же есть иностранный акционер. Во-вторых, "Роснефть" предложила самую высокую цену, несколько выше, чем оценки международных экспертов. В-третьих, после приобретения «Башнефти» и последующей продажи 19,5% «Роснефти» наступает синергетический эффект - цена этих 19,5% существенно возрастает, и таким образом «Роснефть» не только отобьет ту премию, которую она дает государству при приобретении «Башнефти», но и выгодно продаст свой собственный пакет», - пояснил он. В-четвертых, продажа «Роснефти» осуществляется через «Роснефтегаз» и деньги напрямую поступают в бюджет, что, с точки зрения Минфина, весьма выгодно, рассказал Путин.

Правительство сначала планировало уже в сентябре - октябре текущего года продать госпакет в 50,08% акций «Башнефти», который был оценен в 297-315 млрд руб., затем было решено отложить эту сделку и сначала приватизировать пакет акций «Роснефти». После этого первой все же прошла сделка по приватизации «Башнефти».