Улюкаев потребовал проверить Сечина на предмет «заведомо ложного доноса»

Поведение руководителя «Роснефти» указывает на провокацию взятки, считает экс-министр
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев в ходе прений сторон в Замоскворецком суде попросил суд оправдать его по делу о взятке в $2 млн и принять меры к передаче в Следственный комитет материалов в отношении руководителя «Роснефти» Игоря Сечина и генерала ФСБ Олега Феоктистова для проверки на предмет заведомо ложного доноса, передает корреспондент «Ведомостей» из зала суда.

Улюкаев заявил, что звонок Сечина и та настойчивость, с которой он приглашал приехать в офис компании, указывают на провокацию. Сечин не хотел обсуждать вопросы в другом месте и позже - смысл такого рода странностей понимаешь не сразу, отметил Улюкаев: а это делалось для обеспечения следственного эксперимента.

После приезда Улюкаева в офис «Роснефти» несуразности не кончились, указал экс-министр: Сечин встречал его на улице, чего руководители компаний не делают, – так встречают только президента. Сечин, говоривший о важных переговорах, был одет странно - в вязанный свитер и куртку, уточнил Улюкаев. Вес сумки, которую он получил от Сечина при встрече с ним, Улюкаева не удивил: в такую сумку помещаются 10–12 бутылок вина в подарочной упаковке, уточнил он. В ходе следственного эксперимента выяснилось, что сумка с $2 млн весит 21,950 кг.

Экс-министр отметил, что больше всего его волновал вопрос о форме приватизации. От Сечина он услышал, что это будет самовыкуп, а не продажа инвестору. Именно об объеме необходимых средств и шла речь, был уверен Улюкаев, именно такие деньги Сечин мог «собирать», ездя по командировкам: было бы странно, если бы «Роснефть» потратила две недели на то, чтобы собрать $2 млн, а не 10 млрд евро. «Все эти обстоятельства складываются в целостную картину провокации взятки», - говорит Улюкаев.

По его мнению, это связано с оценкой пакета акций «Роснефти» - 710 млрд руб. по распоряжению правительства. Но после ареста Улюкаева была заплачена другая сумма - 692,4 млрд руб., указывает Улюкаев, а синергетический эффект от сделки так и не был получен. Запрет на использование в ходе приватизации средств российских банков также был нарушен, уточняет экс-министр. Возможного критика таких действий требовалось убрать, полагает Улюкаев: нужно было торопиться и отсечь возможность объективного доклада о сделке президенту. Он попросил суд направить запрос в СК для проведения проверки по факту заведомо ложного доноса и провокации.

Судья назначила следующее заседание на 10.00 мск 7 декабря.

Защита Улюкаева просила оправдать экс-министра в связи с отсутствием доказательств его вины. В ходе прения сторон адвокат Улюкаева Тимофей Гриднев заявил, что диспозиция ст. 290 УК РФ предполагает совершение должностным лицом действий в пользу взяткодателя, но в полномочия Улюкаева не входило принятие решений о приватизации акций «Башнефти». Он не мог требовать у руководителя «Роснефти» Игоря Сечина деньги за согласие на приватизацию, отметил адвокат. Он также подчеркнул, что прокурор меняет показания обвинения.

Гриднев напомнил, что не только Улюкаев высказывался против участия «Роснефти» в приватизации «Башнефти», и процитировал помощника президента Андрея Белоусова, который заявил: «Это глупость, что одна госкомпания покупает другую, это не приватизация». Подготовка приватизационных документов шла по поручению и под контролем правительства, настаивает Гриднев. Взяткодатель должен реально понимать, что без его действий не будет результата, продолжил Гриднев: с этой точки зрения инкриминируемые Улюкаеву действия выглядят надуманными.

Исследованные доказательства не позволяют установить место и время совершения преступления: генерал ФСБ Олег Феоктистов только со слов Сечина знает, что Улюкаев потребовал у него $2 млн. «Приложил к лацкану пиджака два пальца», - отметил Гриднев. Но это косвенные показания, и Феоктистов является заинтересованным лицом, так как велик риск привлечения к ответственности за заведомо ложный донос. Именно Феоктистов написал заявление, нашел $2 млн у знакомого инвестора и участвовал в следственном эксперименте, говорит Гриднев.

Также адвокат ссылается на показания сотрудника безопасности «Роснефти» Вадима Деревягина, который видел, как Улюкаев говорил с Сечиным, но никаких жестов не заметил. В телесюжете вообще отчетливо видно, что Улюкаев без пиджака (он перекинут через плечо) и приложить пальцы к лацкану не мог, подчеркнул Гриднев. Он также задается вопросом, почему не допросили человека, который действительно мог что-то видеть и слышать - президента ВТБ Андрея Костина. Игнорирование единственного реального свидетеля может быть оправдано только в одном случае: если Костин факт вымогательства не подтверждает, полагает адвокат.

Свидетель Сечин от явки в суд уклонился по неуважительным причинам, считает защита. Адвокаты рассматривают его неявку как отказ от ранее данных показаний.

Проведение оперативного эксперимента адвокат назвал провокацией взятки: заявление написано Феоктистовым, поступило в секретариат Девятого управления ФСБ, которое не занимается взятками, и поступило в шестой отдел управления «К» значительно позднее – к тому времени следователь Калиниченко уже принял решение о проведении оперативного эксперимента и принял от Феоктистова $2 млн. В постановлении он пишет, что Улюкаев потребовал деньги 26 октября, то есть на день раньше, чем было написано заявление, указал Гриднев.

Все это свидетельствует о том, что заявитель предоставил ложные данные о месте и времени совершения преступления, говорит Гриднев. Если бы Калиниченко не отправили бы в командировку, а понятые Рассохина и Сиделин не проигнорировали повестки о вызове в суд, они, возможно, могли бы пролить свет на все эти обстоятельства, рассуждает адвокат. Он напоминает, что инициировал разговор именно Сечин и он активно зазывал Улюкаева к себе. По мнению Гриднева, Сечин обманывает Улюкаева: он с помощью обмана, обещая показать компанию, пытается вытащить его к себе в офис. Это свидетельствует об отсутствии понимания, добавляет адвокат: Улюкаев не понимал причины визита, и, если бы Сечин не позвонил, он бы вообще не приехал.

Защита также отмечает, что монолог Сечина при передаче сумки предельно иносказательный: его цель - не спугнуть, не дать Улюкаеву заподозрить истинное содержание сумки. Заключение экспертизы Гриднев оценивает критически, но подчеркивает, что даже эксперты ФСБ отметили скрытность Сечина.

Гриднев попросил оправдать Улюкаева, так как преступление не нашло подтверждения. Он также попросил снять арест с имущества бывшего министра. Как сообщал ранее прокурор, в ходе расследования был наложен арест на принадлежавшие Улюкаеву 12 земельных участков, два дома, автомобиль Land Rover и $1,3 млн.

Адвокат Лариса Каштанова также попросила оправдать Улюкаева в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Она отметила, что прослушка разговоров Сечина с Улюкаевым была санкционирована с нарушениями и было нарушено право на защиту, так как экс-министра задержали, обыскали и допросили, не позволив позвать адвоката.

Представитель защиты Дареджан Квеидзе отметила, что история про Гоа - вымысел, так как в постановлении следователя и рапортах о проведении следственного эксперимента утверждается, что взятку Улюкаев требовал в Москве в октябре - ноябре. Не сами же оперативники это придумали, заявила Квеидзе. По ее словам, оперативный эксперимент, проведенный на основании ложных данных, ставит под вопрос его результаты. Квеидзе также не увидела доказательств вины Улюкаева и попросила его оправдать.

Ранее в Замоскворецком суде прокурор Борис Непорожный потребовал для Улюкаева 10 лет колонии строгого режима со штрафом в 500 млн руб. - в пятикратном размере суммы взятки. Также гособвинение потребовало запретить ему занимать ответственные должности 10 лет, лишить его орденов, наград и звания «Заслуженный юрист России». Гособвинение сочло вину Улюкаева в получении взятки в $2 млн полностью доказанной.

Что из тайного стало явным на суде над Улюкаевым

По версии следствия, Улюкаев, занимая пост министра экономического развития, требовал у «Роснефти» $2 млн за положительное заключение, позволившее ей купить госпакет «Башнефти». Его задержали 14 ноября 2016 г. после встречи с Игорем Сечиным в «Роснефти». В его машине была обнаружена сумка с помеченными оперативниками купюрами. Министр утверждает, что, взяв сумку, думал, что в ней находится вино. Ранее Улюкаев заявлял, что ФСБ организовала против него провокацию на основе ложных доносов руководителя «Роснефти» Игоря Сечина и генерала ФСБ Олега Феоктистова, который возглавлял службу безопасности «Роснефти».

Главного свидетеля по делу Улюкаева - Сечина - четырежды вызывали в суд для дачи показаний по делу экс-министра, но он ни разу не явился в связи с «плотным графиком». Он передал через адвоката, что ему нечего добавить к уже данным в ходе предварительного следствия показаниям и что он не возражает против их оглашения. Его показания так и не были оглашены в Замоскворецком суде Москвы.

Как ранее сообщала Русская служба BBC, в ее распоряжении оказались копии протоколов допроса Сечина, из которых следует, что во время встречи на Гоа министр потребовал отблагодарить его за положительное решение по приватизации «Башнефти» и жестом в виде двух пальцев показал размер вознаграждения. Сечин также утверждал, что впоследствии Улюкаев сам звонил ему и настоял на срочной встрече.

Андрей ПРФ
16:37 04.12.2017
1. От заключения бывшего министра по сделке с акциями Башнефти НИЧЕГО не зависело. Сторона обвинения должна была доказать, что от этого заключения хоть что-то зависело, но не смогла. А как можно требовать взятку НИ ЗА ЧТО? 2. Стороной обвинения не было представлено НИКАКИХ доказательств - ни прямых, ни косвенных - того, что бывший министр был инициатором поездки в офис Роснефти. В совокупности с недоказанностью хотя бы минимального влияния заключения подзащитного на сделку с акциями Башнефти отсутствие доказательств инициативы со стороны Улюкаева приехать в офис Роснефти прямо доказывает: ни требования взятки; ни расчета на получение взятки у бывшего министра не только не было, но и не могло быть. За что он МОГ потребовать взятку? Не за что было ее требовать. 3. Очевидна прямая заинтересованность Сечина в убирании неудобного для него министра экономики, который явно сомневался в "синергетическом эффекте" от "приватизации" 19,5% акций Роснефти путем их покупки самим же госпредприятием Роснефть.
00
Комментировать
Читать ещё
Preloader more