Статья опубликована в № 4565 от 14.05.2018 под заголовком: Никол Пашинян: Россия по зернышку забирает наш суверенитет

Почему Никол Пашинян опасается за суверенитет Армении, глядя на Россию

С юности Никол Пашинян делал себе имя на критике власти. Теперь власть у него в руках, но оправдать ожидания народа будет трудно
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«Пашинян уже не сможет дистанцироваться от непопулярных мер и будет нести ответственность за текущее состояние дел как представитель власти, а не как ее критик», – считает доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Сергей Маркедонов.

Сейчас Пашинян пользуется огромной поддержкой. «Главной его проблемой становятся огромные ожидания, которые ему просто не по силам оправдать», – вторит Маркедонову ведущий эксперт Центра политических технологий Алексей Макаркин. От него ждут, что он пересажает коррупционеров, удалит от власти олигархов, поднимет жизненный уровень людей.

Практически того же мнения и политолог из Еревана, директор Института Кавказа Александр Искандарян: «Основная трудность для Пашиняна – это то, что ожидания, которые есть у населения, не очень осуществимы. Эти ожидания таковы, что если будет отстранено условно 100 человек от власти, то Армения превратится в Швейцарию, наступит счастье, справедливость одновременно с развитием и компетентностью. Этого не может быть по определению. Начнется падение рейтинга, разочарование. Это проблема, с которой предстоит столкнуться Пашиняну, как приходится сталкиваться всем лидерам такого рода изменений».

Искандарян уверен, что изначальным условием успеха для Пашиняна стала очень низкая легитимность власти: «Он несомненно талантливый оратор, может владеть вниманием публики. Но на вопрос о том, мог бы точно такой же человек сделать то же самое, что он сделал в Армении, в условной Голландии, [ответ] конечно, нет. В Армении найти человека, который бы это совершил, было, по сути, технической задачей, что, собственно, и было сделано, но это все было сделано на фоне низкой легитимности политической системы и социального недовольства».

Один из главных лозунгов Пашиняна – демонополизация экономики. Почему армяне вышли на улицы, рассуждает Макаркин. Стандартный ответ – из-за бедности. Но на самом деле многие протестующие принадлежали к среднему классу. Эти люди больше не хотят терпеть несправедливости, считает Макаркин, в частности, в экономическом устройстве: экспортом апельсинов на краснодарский рынок занимается одна компания, импорт бананов монополизировала другая...

В Армении остановился транспорт

Ереван, 2 мая. Пашинян призвал своих сторонников блокировать все аэропорты и дороги страны. Пашинян может не только собирать огромные массы людей, но также, к примеру, парализовать транспортную инфраструктуру, говорит Александр Искандарян из Института Кавказа. Во время недавней бархатной революции на площади Республики в Ереване в отдельные дни собиралось более 200 000 человек.

Когда парламент Армении со второго раза все же избрал Пашиняна премьер-министром, исход голосования решили во многом представители национальных меньшинств и олигархи, обращает внимание Макаркин. Крупный бизнесмен Гагик Царукян, которого прежде Пашинян обвинял и разоблачал, теперь, напоминает Макаркин, стал его опорой – как же быть с требованием улицы искоренить монополии и равноудалить олигархов?

Приход к власти в Армении Пашиняна – исключительное явление в постсоветской истории, считает старший научный сотрудник лаборатории анализа международных проблем МГИМО Николай Силаев, в отличие от Виктора Ющенко, Петра Порошенко и Михаила Саакашвили это не перешедший в оппозицию представитель прежней элиты, а классический активист, издатель оппозиционной прессы, умеющий мобилизовать протестно настроенных людей. Пашинян опередил многих ветеранов армянской политики, показал, что хорошо умеет вести переговоры в сложнейших условиях, в частности с представителями республиканской партии. Теперь ему предстоит эволюция из лидеров протеста в управленцы и государственники, очень интересно, как ему удастся ее пройти.

Как Пашиняну помог председатель ПАСЕ

Никол Пашинян родился 1 июня 1975 г. в Иджеване. Однажды в судебном процессе против политика его спросили об образовании. «Трудно сказать», – ответил Пашинян. В зале послышался смех, пишет агентство News.am. В 1995 г. Пашиняна исключили с отделения журналистики филологического факультета Ереванского государственного университета за пару недель до выпускных экзаменов. Официально – из-за прогулов. Неофициально – из-за публикаций о коррупции в вузе и критических статей о руководстве страны. Потом Пашинян выкладывал в Facebook сканы зачетки, чтобы показать, что был отличником.

Произошла эта история во времена президентства Левона Тер-Петросяна. Позже они с Пашиняном стали союзниками.

Поработав несколько лет в различных изданиях, Пашинян в 1998 г. учредил свою газету – «Орагир» («Дневник»). «Для нас борьба за свободу печати началась в 1999 г., вскоре после того, как мы основали нашу газету <...> Она произвела немедленный эффект, но не такой, как мы рассчитывали. В течение 1999 г. против нас было подано больше судебных исков, нежели против всех армянских СМИ с момента получения независимости в 1991 г.», – писал Пашинян в статье для Project Syndicate. По его словам, один из судов грозил обернуться заключением. «По счастливому стечению обстоятельств, – продолжает он, – в день заседания суда лорд Рассел Джонстон, тогда председатель ПАСЕ, был в Армении. Джонстон высказал в разговоре с властями мнение о моем деле, они решили не сажать меня в тюрьму». Его приговорили к году тюрьмы с отсрочкой наказания: «Я остался на свободе, только под наблюдением полиции».

Новая газета и новые суды

Для газеты все закончилось гораздо хуже: суд обязал ее выплатить $25 000 за ущерб репутации компании Mika Armenia. «Здесь это большие деньги», – отмечал Пашинян. Счета были заморожены, оборудование конфисковано, выпуск газеты запрещен. Но вместо «Орагира» Пашинян основал «Айкакан жаманак» («Армянское время»), где был главным редактором до 2012 г., пока не стал депутатом и его не сменила жена Анна Акопян.

«Когда срок полицейского надзора закончился, прокуратура быстро завела новое дело о клевете против меня, – продолжал Пашинян в статье для Project Syndicate. – В то время начальник государственного управления гражданской авиации (ГУГА) Армении подал жалобу. Расследование длилось несколько месяцев, пока давление по стороны международных организаций и общественного мнения не заставило прокурора снять обвинения. Позже тот же начальник ГУГА – после отставки – признал, что подать иск посоветовал ему президент Армении Роберт Кочарян». Речь идет об иске о защите чести и достоинства к «Айкакан жаманак», который подал в ноябре 2001 г. Ованес Ерицян, служивший начальником ГУГА, – он пожаловался на то, что его назвали «дегенератом». Его фамилия в публикации не называлась. В статье описывалось, как главный редактор ознакомился с протоколом одного из совещаний у начальника ГУГА и «поручил журналистам срочно выяснить и доложить, как дегенераты оказываются в системе государственного управления» (цитата по НИЦ «Гласность-медиа»).

Покушение или нет

Британское интернет-издание OpenDemocracy со ссылкой на документы американских дипломатов пишет, что поначалу у газеты Пашиняна была репутация издания, «публикующего безосновательные истории, которые часто не находили подтверждения». Но резкие статьи помогли ей стать одной из самых популярных в стране и одновременно обзавестись множеством врагов, признает OpenDemocracy.

«Мы вносили последние правки в следующий номер «Айкакан жаманак», когда услышали взрыв у офиса. Сотрудники выбежали и увидели мою машину в огне», – вспоминал Пашинян в статье для Project Syndicate события 2004 г. Полиция пришла к выводу, что взрыв был вызван технической неисправностью машины. Сам Пашинян считал, что это была неудачная попытка покушения, и обвинял в ней состоятельного бизнесмена Гагика Царукяна, сообщает ТАСС. «Айкакан жаманак» посвятила Царукяну немало статей, а незадолго до инцидента обвинила в незаконной вырубке леса ради строительства своей виллы, сказано на сайте «Аль-Джазиры».

Первые неудачи

Переход в политику для Пашиняна был логичным следующим шагом, считает The Independent. В 2006 г. он стал соучредителем общественно-политической инициативы «Альтернатива». Вместе с консервативной партией и «Демократической родиной» она образовала предвыборный блок «Импичмент». Подразумевалась отставка президента Кочаряна и премьер-министра Сержа Саргсяна. Возглавил блок Пашинян. И проиграл выборы, набрав 1,29% голосов при проходном барьере в парламент 7%. Результат был не плохим и не хорошим – 13-е место из 23 участников. Пашинян начал сидячую забастовку на площади Свободы в Ереване с требованием провести перевыборы из-за фальсификаций. Но власти не обратили на него особого внимания.

На президентских выборах 2008 г. Пашинян вошел в штаб Тер-Петросяна. Тот был первым лидером Армении и руководил во времена, когда студент Пашинян писал свои критические статьи о происходящем в стране. Им не удалось одолеть кандидата от власти. Президентом стал Саргсян с 52,8% голосов. Тер-Петросян, в 1991 г. получивший поддержку в 83%, занял 2-е место с 21,5%. Его сторонники посчитали, что результаты голосования были сфальсифицированы. Многолюдные демонстрации переросли в беспорядки, 1–2 марта в них погибло 10 человек. К зачинщикам власти причислили и Пашиняна.

Депутат из подполья

Полтора года Пашинян скрывался. Как он признавался позже, из страны не выезжал и большую часть времени был в Ереване. Политик надеялся, что в стране начнется бархатная революция – и тогда он выйдет из подполья. В 2009 г., не дождавшись, он сдался полиции. В январе 2010 г. Пашиняна осудили на семь лет тюрьмы за организацию массовых беспорядков, но потом он попал под две амнистии. Сначала срок был сокращен вдвое, а в мае 2011 г. его выпустили по амнистии в честь 20-летия независимости Армении.

Это время Пашинян даром не терял. Еще под арестом, в самом начале 2010 г., он участвовал в довыборах в Национальное собрание Армении при поддержке Армянского национального конгресса (АНК) Тер-Петросяна, но проиграл. А из заключения писал для своей газеты цикл статей «Тюремный дневник».

Выйдя на свободу, Пашинян вернулся к работе главреда и политической жизни. В 2012 г. ему все же удалось стать депутатом от АНК. Но уже в следующем году с АНК начались трения. В частности, из-за решения партии не участвовать в президентских выборах, пишет ТАСС. Другим поводом стало сближение АНК с партией «Процветающая Армения», лидером которой был Царукян. Альянс этих двух партий – многоходовка власти для распыления оппозиционного электората – так, по мнению агентства Sputnik, считал Пашинян. В 2015 г. он выступил одним из учредителей нового движения, которое позже станет партией «Гражданский договор». А перед прошлогодними выборами в парламент организовал блок «Елк» («Выход») с партиями «Республика» и «Просвещенная Армения». «Елк» именно коалиция, а не партия, обратил внимание Маркедонов в статье в «Ведомостях». Противоречия в ней начались еще во время «горячего апреля» 2018 г. «Сегодня Пашинян предпочитает называть себя лидером партии «Гражданский договор» и общественного надпартийного движения «Сделай шаг!», – пишет аналитик.

Марш-бросок против Саргсяна

В 2017 г. Пашинян пытался стать мэром Еревана, но проиграл действующему главе города: 71,25% против 21%. Следующая история была успешнее. 31 марта 2018 г. он объявил об акции «Мой шаг». Город Гюмри, расположенный в Ширакской области, – одно из самых уязвимых мест Армении из-за высокого уровня безработицы и социальных проблем, объясняет ВВС журналистка местного независимого телеканала «Цайг» Назели Багдасарян. Отсюда Пашинян с соратниками прошагал 200 с лишним километров до Еревана, требуя отставки Саргсяна. «Нам нужно предотвратить азербайджанизацию Армении», – говорил Пашинян, имея в виду род Алиевых (цитата по OpenDemocracy). Пашинян рассказал OpenDemocracy, что готовился к маршу в течение полугода, сбросив во время тренировок 20 кг. А его сторонники, тоже похудевшие за время акции, в шутку звали ее «Фитнес Никола».

Либерал, популист и прагматик в одном лице

О политической программе Пашиняна известно мало, пишет The Independent. Выступая перед парламентом, 1 мая Пашинян сказал, что не хотел бы говорить о себе в терминах устаревшего деления на правых и левых. Возможно, он сознательно отстраняется от любой идеологии, чтобы сохранить максимально широкую оппозиционную коалицию. От ответа на вопрос, какая система правления нужна Армении, он тоже ушел, сравнив выбор между президентской и парламентской моделью со спором, «какая машина лучше – BMW или Mercedes», цитирует политика Sputnik: «В мире есть демократические страны с президентской системой, в мире есть демократические страны с парламентской системой. В истории мы видели, что есть диктаторские режимы, которые, по сути, парламентские, есть диктаторские, которые вроде президентские. Важнее всего законность и демократия – остальное не очень важно».

Республика Армения

Государство в Закавказье
Территория – 28 470 кв. км.
Население (на 1 января 2017 г.) – 2,99 млн человек.
ВВП (в текущих ценах) – $11,5 млрд.
Инфляция (март 2018 г., в годовом выражении) – 3,7%.
Внешнеторговый товарооборот (2017 г.): экспорт – $2,24 млрд, импорт – $4,18 млрд.
Уровень безработицы (2017 г., оценка МВФ) – 18,9%.
Международные резервы (апрель 2018 г.) – $2 млрд.
Внешний долг (на конец 2017 г.) – $10,5 млрд.
Государственный долг (2017 г., оценка МВФ) – 53,5% ВВП.

Знающие его люди говорили, что он либерал в сердце, популист на практике и прагматик, когда это надо, продолжает The Independent. Для публичных речей он порой надевает камуфляж, но на переговоры с другими партиями ходит в костюме, пишет The Guardian. Пашинян сумел быстро сменить имидж, обращает внимание Макаркин: «Посмотрите на его фото до протестов – обычный депутат. А тут напоминает Монте Мелконяна, погибшего в Карабахской войне, которого в Армении считают народным героем: борода, камуфляж, перевязанная рука. Архетипичный для Армении образ народного героя».

Но теперь Пашинян надолго в костюме. Ему предстоит искать баланс и компромиссы, выстраивая отношения в исполнительной и законодательной власти.

«Бархатную революцию делала не партия Пашиняна, а толпа молодых беспартийных горожан, фактически не представленных в парламенте, предупреждал ВВС эксперт Carnegie Endowment по Южному Кавказу Томас де Ваал. У оппозиции нет ни структуры, ни партии, вокруг которых можно объединить тех, кто привел Пашиняна к власти.

«Республиканцев в парламенте большинство, но они уже ведут себя как оппозиционеры. Пашинян же может добиваться своих целей в том числе за счет переманивания депутатов, укрепляя свои силы с помощью депутатов других фракций», – говорит эксперт. По его словам, будет сложная турбулентная ситуация, но серьезное преимущество Пашиняна – именно массовая поддержка. Правительство – не очень однородная структура, в него включены люди из разных партий и разных политических ориентаций, говорит Искандарян: «Премьер и вице-премьеры – это Пашинян и его соратники, ниже профессионалы из разных сфер. Пока это неустойчивая ситуация, но есть понимание, что профессионалы должны управлять конкретными сферами, а общее политическое руководство должно осуществляться людьми, которые пришли во власть».

Министром обороны страны в пятницу по представлению Пашиняна стал и. о. министра по чрезвычайным ситуациям Давид Тоноян. Прежде он много лет был замминистра обороны, курировал международные вопросы и является уважаемым в армии профессионалом, говорит директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. По его словам, то обстоятельство, что Пашинян не назначил на этот важнейший пост «революционного матроса», – позитивный знак. О взвешенности его кадровой политики говорит и назначение главой МИДа карьерного дипломата – постпреда Армении при ООН Зограба Мнацаканяна, подтверждает Макаркин.

Теперь перед Пашиняном стоит задача укрепиться во власти, которую можно разделить на четыре этапа, перечисляет Макаркин. Во-первых, занять [провести сторонников на] ключевые позиции в госаппарате, причем не только в центре, но и в регионах. Во-вторых, принять новое избирательное законодательство. Прозрачность и контролируемость выборов были среди требований протеста. В-третьих, сформировать новый избирательный список (старый блок уже не годится), максимально расширить его, но при этом не включить одиозных фигур. И после всего этого идти на выборы, успев провести их, пока не наступил эффект разочарования.

В его экономической программе есть и «очень тривиальные решения», и «некоторые новые идеи», рассказывал сам Пашинян РБК. Разрушение монополий он назвал очевидным шагом: «Потому что 20 000 продуктов импортируется очень узким кругом бизнесменов. Фактически для других запрещено делать это. Carrefour – одна из крупнейших фирм в сфере торговли сахаром. Но фактически Carrefour запрещено импортировать сахар в Армению. Нужно им разрешить делать это – и другим тоже разрешить, и мы это обязательно сделаем».

Новой можно назвать идею побороть теневую экономику с помощью бонусных карт, фактически речь о программе кэшбэка на территории всей страны: «Мы хотим сделать единую бонусную систему в платежной системе Армении – в такси, магазинах, сфере услуг. Некоторый процент годовых покупок будет копиться на вашем открытом банковском счете, который вы сможете забрать, когда захотите. Это нужно, чтобы покупатель был заинтересован в регистрации транзакций. Налоговые органы будут регистрировать эти транзакции и, соответственно, брать с них пошлину. Мы посчитали, что за год это привело бы почти к 30%-ному росту бюджета. Это означает повышение заработных плат, пенсий и т. д.».

Отношения слушающего и говорящего

Пашинян будет более сложным партнером для России, чем Саргсян, которого тоже легким не назовешь, считает Макаркин. Он ждет, что Пашинян будет задавать России сложные вопросы – например, почему союзник по ОДКБ вовсю продает оружие Азербайджану.

Макаркин обращает внимание, что Пашинян приложил много сил, чтобы в протестах не появилось ничего антироссийского. А его заявления как депутата в отношении России и Евразийского союза были мягче, чем у многих сторонников по блоку «Елк». Но не такими уж мягкими. Год назад во время парламентских дебатов по новому договору, заключенному между Арменией с Россией в сфере военно-технического сотрудничества и контроля над продукцией военного назначения, Пашинян заявил: «Бывают профессиональные картежники, которые говорят: будь у тебя мешок пшеницы, я по зернышку заберу из твоих рук. Теперь этими договорами и вообще в течение последних 20–25 лет Россия по зернышку забирает от нас наш суверенитет. А мы смотрим: мол, да, такова международная практика, нормально, так принято. А что принято? О чем этот договор? Что Россия, должна прийти и контролировать, на месте ли предоставленные нам «Искандеры» или нет, использовались ли они по назначению или нет? Это механизм контроля, который привет к тому, что при использовании «Искандеров» мы должен еще и уточнять, разрешают нам или нет» (цитата по армянской газете «Аравот»).

Еще раньше, в 2015 г., Пашинян говорил, что армяно-российские отношения «не являются партнерскими, это взаимоотношения говорящего и слушающего» (здесь и далее цитаты по Российско-Армянскому информационному агентству). Правда, рассуждает дальше Пашинян, «Армения – маленькая страна, а Россия – огромное государство с ядерным оружием». Но тут же оговаривается, что в любом случае «государственность и суверенитет Армении являются абсолютными ценностями».

А будучи уже близок к власти во время похода из Гюмри в Ереван Пашинян заверил: «Мы не враги России, и в первую очередь мы не враги своего народа, чтобы вести страну по авантюрному пути» (цитата по ВВС). Главная проблема Пашиняна в будущих отношениях с Россией – наладить доверие с российским руководством, которое может с предубеждением относиться к лидеру уличных протестов, считает Силаев. Поэтому, говорит эксперт, Пашинян не случайно заявил, что Армения будет выполнять свои обязательства в ЕАЭС и ОДКБ, он возлагает большие надежды на предстоящий визит в Москву. Силаев предполагает, что в Москве вряд ли будут цепляться за предубеждения. Ситуация в Армении воспринимается куда менее эмоционально, чем на Украине, кроме того, в Кремле помнят, что Киргизия сохранила лояльность к России, несмотря на два переворота и свержение президентов Акаева и Бакиева.

В подготовке статьи участвовали Елена Мухаметшина, Павел Аптекарь, Алексей Никольский

Читать ещё
Preloader more