«Голос» нашел многочисленные нестыковки в данных «Мобильного избирателя»

Центризбирком с выводами экспертов категорически не согласен
Не все избиратели сменили избирательный участок по собственной воле, считают эксперты «Голоса» /Евгений Разумный / Ведомости

Движение «Голос» рекомендует общественным наблюдателям и штабам кандидатов внимательнее отнестись к использованию на предстоящих выборах системы «Мобильный избиратель», позволяющей голосовать по месту пребывания. Этот механизм призван сделать процедуру волеизъявления более доступной, но имеет и серьезные недостатки: он непрозрачен и может быть использован для принуждения к голосованию, говорится в аналитическом докладе «Голоса» по итогам президентской кампании.

Информация об избирателях, подавших заявления, появилась на портале Центризбиркома (ЦИК) менее чем за 35 часов до начала голосования в европейской части страны, хотя избиркомы регионов получали такие данные ежедневно в оперативном режиме. Кроме того, она была опубликована в крайне неудобном формате – только на страницах участковых комиссий. Это сильно осложнило поиск участков с экстремально большим количеством прикрепившихся избирателей, а времени для направления туда наблюдателей просто не осталось.

Позже обнаружились и нестыковки. Так, в списки голосующих по месту пребывания было включено 5 655 173 человека, а исключено из списков по месту жительства 5 814 417. Разница составила 159 244 избирателя – 2,8% от числа прикрепившихся. Наиболее загадочно выглядит феномен села Могойтуй в Забайкальском крае: там, по официальным данным, открепилось 647 избирателей и прикрепилось девять, хотя на выборах в сентябре 2016 г. в списке числилось всего 664 избирателя, а на момент открытия участка 18 марта 2018 г. – 596. Непонятно, откуда взялись открепившиеся избиратели и почему после этого их число практически не уменьшилось, констатирует «Голос».

Эксперты также отмечают преобладание внутрирегиональной миграции над межрегиональной. Заявленной целью «Мобильного избирателя» было дать возможность проголосовать людям, живущим далеко от места прописки, но в итоге примерно каждый четвертый открепившийся «мигрировал» в пределах одного территориального избиркома (ТИК). Примерно таким же было соотношение и на выборах президента в 2012 г., когда применялись открепительные удостоверения (хотя тогда открепившихся было в 3 раза меньше). То есть иногородних избирателей так и не смогли привлечь на участки, а во внутрирегиональной миграции значительную роль сыграли избиратели, находившиеся под административным принуждением, – работники предприятий, студенты, бюджетники и военнослужащие, делает вывод «Голос».

Замечание об отсутствии баланса в данных ЦИК совершенно необоснованно и происходит из непонимания механизма «Мобильного избирателя», возражает зампред ЦИК Николай Булаев. Разница между числом включенных в списки и исключенных оттуда избирателей – это естественный фактор, вызванный тем, что граждане порой по ошибке указывают в заявлении неточный адрес и их исключают из реестра по обоим адресам. Поэтому исключенных избирателей больше, чем включенных, подчеркивает Булаев. С этим же, по его словам, связан и «феномен села Могойтуй»: в Забайкальском крае такое название носят и сельское поселение (около 600 избирателей), и городское поселение (более 8000 избирателей) и, так как в заявлениях не всегда указывался его статус, данные о подлежащих исключению из реестра избирателях направлялись в оба поселения для уточнения ситуации. Не находит подтверждения и преобладание «внутрирегиональной миграции», якобы доказывающей принуждение избирателей, настаивает Булаев: по данным ЦИК, межсубъектовая миграция составила более 32%, а миграция внутри субъекта – 43%. Лишь 25% избирателей прикреплялись внутри одного ТИК, среди них много членов участковых комиссий, работников правоохранительных органов, врачей, сотрудников МЧС и никто не смог убедительно доказать факт административного использования «Мобильного избирателя» для оказания давления на этих людей, подчеркивает член ЦИК.

«Мобильный избиратель» действительно оказался техникой, удобной для мобилизации, считает политолог Александр Кынев. Но проблема тут скорее в общей административной зависимости избирательной системы от исполнительной власти. На самом деле рост голосования различных спецкатегорий избирателей (досрочно, на дому и по открепительным) начался в 2014 г. и был связан с переносом выборов на сентябрь, объясняет эксперт: технология меняется, а запрос остался.