Статья опубликована в № 4631 от 15.08.2018 под заголовком: Полковник-миллиардер сэкономил на еде

Полковник Захарченко вспомнил о прокуроре Вышинском

Начался суд над «самым богатым» сотрудником МВД
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В Пресненском суде Москвы во вторник начался процесс по делу полковника МВД Дмитрия Захарченко, обвиняемого в получении взятки и воспрепятствовании следствию. Захарченко работал в управлении «Т», занимающемся борьбой с преступлениями в топливно-энергетическом комплексе, но особый резонанс это дело получило после того, как в квартире его сестры обнаружили почти 9 млрд руб. в разных валютах. Захарченко и его родственники отрицают связь с этими деньгами.

Размер взяток, которые инкриминируют Захарченко, намного скромнее. По версии следствия, в 2014 г. он инициировал проверки ФНС и Россельхознадзором предприятий, принадлежащих владельцу элитной сети ресторанов La Maree Меди Дуссу. Он же по телефону требовал от руководителя Национального центра безопасности продукции водного промысла и аквакультуры заключения о небезопасности продукции, поставлявшейся Дуссом. Соучастник Захарченко – полковник ФСБ Дмитрий Сенин передал предпринимателю, что избавление от возникших проблем оценивается в $5 млн. После торга сошлись на $800 000, которые получил все тот же Сенин. А в 2015 г. Захарченко и Сенин за общее покровительство потребовали от Дусса 50%-ную скидочную карту его сети ресторанов. Она была оформлена на знакомого Дусса, генерала полиции Алексея Лаушкина, участвовавшего в переговорах с вымогателями. Благодаря ей Захарченко сэкономил в ресторанах La Maree в общей сложности 3 042 970 руб., получив незаконную выгоду имущественного характера при оплате услуг общепита, сделало вывод следствие.

Как заявила в суде гособвинитель Милана Дигаева, Захарченко, являясь должностным лицом, заранее создал с Сениным устойчивую группу, объединенную единым преступным умыслом. «Осуществляя руководство созданной преступной группой с целью осуществления устойчивости порядка ее функционирования, в зависимости от складывающейся ситуации Захарченко уточнял планы преступной деятельности, контролировал действия Сенина, принимал согласованные решения о виде и размере взятки, организовывал применение методов конспирации преступной группы, использовал авторитет и значимость занимаемой должности», – говорится в обвинении. Переговоры в целях конспирации они вели в мессенджерах WhatsApp и Viber, «которые не контролируются спецслужбами», добавила прокурор.

Третий инкриминируемый Захарченко эпизод связан с тем, что в 2016 г. он, используя служебное положение, предупредил свою знакомую, финдиректора Нота-банка Галину Марчукову, о предстоящем обыске по уголовному делу о мошенничестве. Информацию об этом Захарченко получил ночью по телефону от «неустановленного сотрудника» управления «Т» и предложил Марчуковой до начала обыска вынести из жилища ряд вещей и передать их на хранение своему доверенному адвокату Виктору Белевцову. В результате из квартиры исчезли ноутбук, мобильный телефон, документы на недвижимость и другие предметы, которые могли бы иметь значение для уголовного дела, говорится в обвинении. (Ранее некоторые СМИ связали изъятые при обысках у Захарченко деньги с активами, выведенными из Нота-банка.)

Захарченко заявил, что обвинение ему непонятно и не основывается на материалах уголовного дела и фактах: «У прокурора Вышинского (одно из образований у меня историческое) было две основных позиции: он говорил, что обвинение – это субъективное мнение следствия и что признание – царица доказательств».

После этого суд определился с порядком исследования доказательств: сначала прокурор допросит свидетелей, затем будут исследованы материалы дела. Начать допрос свидетелей суд планирует уже на следующей неделе. По словам адвоката Захарченко Александра Горбатенко, следствие заявило достаточно большой список свидетелей – из нескольких десятков человек. Основной интерес представляют, конечно же, показания главных свидетелей обвинения – Дусса и Лаушкина. Из материалов дела также следует, что второй участник организованной преступной группы – Сенин находится в розыске.

В последние годы это обычная для следствия практика – записывать всех в организованную преступную группу, говорит адвокат Владимир Жеребенков. Это усиливает обвинение: так и сроки содержания под стражей дольше, и отчетность выглядит лучше, поясняет он. На самом деле на организованную преступную группу это дело никак не тянет: тут требуется наличие иерархии, распределение ролей, солидный срок совместной деятельности, наконец, не менее трех человек в составе. Здесь же максимум – это предварительный сговор, уверен адвокат.

Читать ещё
Preloader more