Россия и Япония начинают переговоры о заключении мирного договора

Но быстрых результатов от этих консультаций эксперты не ждут
Российские патриоты намерены до последнего защищать Курильские острова от притязаний Японии (на фото – советский танк ИС-3 на острове Шикотан) /Андрей Шапран/РИА Новости

Министр иностранных дел Японии Таро Коно в субботу прибыл с трехдневным визитом в Россию. Как сообщается в распространенном в пятницу комментарии департамента печати МИД России, в понедельник он проведет первый раунд переговоров с российским коллегой Сергеем Лавровым по проблеме заключения мирного договора в соответствии с договоренностями президента России Владимира Путина и премьера Японии Синдзо Абэ в Буэнос-Айресе в прошлом году. МИД России отмечает, что российско-японские связи в последнее время оживились по многим направлениям, а товарооборот за 10 месяцев вырос на 18,2% до $17,58 млрд. В то же время, по мнению МИДа, «ключевым условием для поиска вариантов решения проблемы мирного договора должно стать признание Токио итогов Второй мировой войны в полном объеме, включая суверенитет нашей страны над Южными Курильскими островами».

Япония в качестве условия заключения мирного договора неизменно называет передачу ей четырех курильских островов. Начало года ознаменовалось целой серией нашумевших заявлений японских официальных лиц – например, о необходимости «добиться понимания» жителей Южных Курил по вопросу «перехода территориальной принадлежности островов к Японии» и об «отказе от требования выплаты Россией компенсаций» за «послевоенную оккупацию островов». 9 января МИД России выразил послу Японии протест в связи с тем, что эти высказывания «грубо искажают» суть договоренностей Путина и Абэ.

Ожидания по поводу скорого заключения мирного договора нагнетает японская сторона, считает политолог Федор Лукьянов: «Как мне кажется, это прежде всего тактика воздействия на собственное общественное мнение, поскольку в любой стране, и в Японии в том числе, идея территориальных уступок непопулярна. Поэтому общественное мнение надо как-то подготовить, продемонстрировав, что есть серьезный шанс на решение вопроса и его нельзя упустить». Насколько действенной такая тактика окажется для японской публики, пока не ясно, но на российскую сторону это воздействует противоположным образом, отмечает эксперт: «Конечно, у нас та же проблема: даже если предположить, что Путин действительно хочет заключить некое соглашение, то ему совершенно не нужны эти преждевременные преувеличенные ожидания, которые нагнетаются противоположной стороной». Скорее всего, и переговоры Коно, и визит Абэ, который ожидается позже, вряд ли будут результативными, полагает Лукьянов: «В такой обстановке скорее, наоборот, Россия попросит Японию не спешить и вести себя аккуратно, не выдавать желаемое за действительное». Что будет дальше, не совсем понятно, отмечает эксперт: «Действительно, Путин в последние месяцы делал некие намеки, которые могут быть по-разному истолкованы, в том числе и позитивно для японцев. Понятно, что все фокусируется вокруг интерпретации декларации 1956 г. (в ней СССР не исключал передачу двух из четырех островов после заключения мирного договора с Японией. – «Ведомости»), а дальше начинается широкое творчество: с одной стороны, попытки политически понять, насколько это допустимо и приемлемо для обществ обеих стран, а с другой – степень гибкости в трактовке того, что было договорено 60 с лишним лет назад. Российская сторона неоднократно говорила, что та декларация была подписана в совершенно других условиях, поэтому просто вернуться к тому, что было тогда, не получится».

Слухи о возможном мирном договоре вызвали активное осуждение планов передачи Южных Курил в российских соцсетях, а на 20 января ряд организаций, в частности «Левый фронт» Сергея Удальцова, подали заявки о проведении митингов в Москве против передачи Курил.

В Кремле внешняя политика – прерогатива Путина, отмечает политолог Евгений Минченко: «Думаю, в последний раз, когда у нас были сколько-нибудь значимые разногласия по вопросам внешней политики, – это был вопрос Ливии, когда еще Дмитрий Медведев был президентом. А сейчас этот вопрос полностью монополия Путина. Но это не отменяет того, что кто-то может пытаться набирать на этой теме политические очки, тем более что перезагрузка внутриполитического пространства все равно неизбежна». Никто из серьезных игроков публично заявляться в этой теме не будет, оговаривается эксперт: «А вот подкрутить какие-то фигуры, которыми потом можно будет играть, – я думаю, что это вполне возможно».