Риск ядерного противостояния достиг максимума со времен Карибского кризиса

Неспособность Москвы и Вашингтона договориться порождает безответственное поведение других стран, предупредил бывший посол США в России

Нынешний год может иметь самые серьезные последствия со времен Карибского кризиса в области ядерного противостояния, заявил в Давосе на сессии «Балансирование на грани ядерной войны» Уильям Бернс, бывший посол США в России, а сейчас – президент Международного фонда Карнеги за мир. Стечение обстоятельств порождает высокий уровень нестабильности в этой области, отметили он и Ангела Кейн, старший научный сотрудник Венского центра за разоружение и нераспространение ядерного оружия.

2 февраля истекает ультиматум, который госсекретарь США Майкл Помпео предъявил России: уничтожить или модифицировать ракету 9М729, которая, по мнению США, нарушает условия договора 1987 г. о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД). В прошлом году президент Дональд Трамп заявил, что США выйдут из этого договора, поскольку Россия нарушает его положения. «Через шесть месяцев после 2 февраля договора РСМД не будет. После этого единственным договором между Россией и США, регулирующим ограничение ядерного оружия, останется СНВ-III», т. е. договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, пояснила Кейн. «СНВ-III истекает в начале 2021 г., а продлить его можно только один раз», – сказала она.

О нарушении Россией договора РСМД США знали еще при Бараке Обаме, отметили эксперты, но сейчас Вашингтон решительно готовится от него отказаться, и попытки России в ООН и на недавней встрече с американцами в Женеве убедить их продолжить обсуждение этой темы успеха не имели. Поэтому, по всей видимости, «страны уйдут от него», полагает Бернс; он также пессимистично оценивает шансы на продление СНВ-III. «Америка и Россия располагают уникальными возможностями и ответственностью в вопросах ядерных вооружений. А отсутствие договоренности порождает безответственное поведение других стран», – считает Бернс. Но даже при глубоких расхождениях необходимо договариваться о стратегической архитектуре международной безопасности, как США и СССР делали даже в периоды самого острого противостояния, уверен Бернс, а сейчас обстановка еще более усложняется. Стремительно развиваются новые виды вооружений – ракетное, автоматическое, кибероружие, Трамп заговорил о выводе ракетной обороны в космос, и это тоже нужно учитывать, разговаривая о ядерном противостоянии, полагает Бернс.

Президент России Владимир Путин помимо демонстрации новейших вооружений, в том числе в послании Федеральному собранию в 2018 г., тоже открыто говорил о ядерном конфликте. «Мы жертва агрессии. Мы, как мученики, попадем в рай. А они просто сдохнут. Потому что они даже раскаяться не успеют», – сказал он в октябре на Валдайском форуме.

Договор РСМД ограничивает только две страны, но такие ракеты могут разработать Китай, Израиль, Иран, сказала Кейн. Если договора не будет, США смогут использовать такие ракеты в других регионах, в том числе в противостоянии с Северной Кореей. Она также не видит возможностей во внутренней политике США для договоренностей с Россией.

Какой будет ядерная война. Рассказывает Владимир Путин

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать