«Сняли с выборов все, что было живым». Политологи об итогах единого дня голосования

Такой беспрецедентной зачистки политического поля раньше не было, говорят эксперты

В России подводят итоги губернаторских выборов и выборов в законодательные собрания регионов. Есть несколько итогов единого дня голосования. Все врио губернаторов и действующие губернаторы победили в первом туре.

В Москве избрали Мосгордуму, кандидаты от власти получили 25 мандатов, а коммунисты, эсеры и «яблочники» вместе – 20 мандатов. На выборах в Санкт-Петербурге победил врио Александр Беглов, но за неделю до дня голосования с выборной гонки снялся его главный соперник – режиссер-коммунист Владимир Бортко.

«Ведомости» спросили, как политологи оценивают итоги единого дня голосования.

Григорий Голосов, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге:

– Выборы прошли без проблем, потому что все проблемы были устранены при подготовке к ним. Такой беспрецедентной зачистки политического поля, как перед этими выборами, не было. Сняли с выборов все, что было живым. КПРФ и ЛДПР во многих выборах не участвовали, а там, где участвовали, выдвигали анекдотических кандидатов. Уникальная ситуация сложилась в Петербурге, где кандидат от КПРФ снялся за неделю до выборов. Выборы прошли с административной мобилизацией избирателей, потому что искренне голосовать было не за кого. А «Умное голосование» на губернаторских выборах не очень работает, потому что не снижает представительства правящей партии – в отличие от выборов в законодательные собрания. Кроме того, [на губернаторских выборах] оно психологически сложнее для избирателей. Поэтому результат ожидаем и стал не результатом волеизъявления избирателей как такового, а результатом колоссальных целенаправленных усилий власти, чтобы выборы лишить конкурентности. Кандидаты, которые были в прошлом году, были слабыми, да, но они не были с очевидностью фейковыми. Сейчас же позаботились, чтобы кандидатов от парламентских партий либо не было, либо чтобы они были настолько фейковыми, чтобы это всем бросалось в глаза. Как пример можно привести Забайкальский край – там не участвовали в выборах ни КПРФ, ни ЛДПР, а набор кандидатов выглядел просто смешным.

Результат Беглова можно объяснить снятием оппозиционных кандидатов. Явка составила чуть более 20%, правда, сейчас она как-то неожиданно возросла. Но даже если она будет около 30%, то достигнута она организованным голосованием. И все равно два кандидата, за которых искренне не проголосовал бы скорее всего никто, умудрились набрать больше 30% голосов.

В Москве «Умное голосование» увенчалось полным успехом. Цель его состояла в том, чтобы существенно снизить представительство «Единой России» и связанных с ней политиков в Мосгордуме. И оно сократилось: теперь 25 из 45 представляют «Единую Россию». И это выдающийся успех стратегии «Умного голосования», потому что люди, которые прошли в Мосгордуму, политически далеки от Алексея Навального. Тем не менее сработало все так, как и планировалось. Мосгордума по-прежнему будет подконтрольна московских властям, потому что большинство – у единороссов. Но будет ли она более независимой, более активно действовать как контрольный орган и выдвигать независимые инициативы? Будет, просто потому, что есть люди, которые могут это делать.

Глеб Кузнецов, руководитель экспертного совета Экспертного института социальных исследований:

– Результаты выборов показали, что из прошлого года были извлечены уроки. Социально-экономические условия не улучшились, но результаты врио губернаторов стали лучше, чем в прошлом году. Выборы 2018 г. показали, что отсутствие тех или иных фамилий в бюллетене – не панацея. Проиграть можно и тому, кого считаешь спойлером. Этот урок был извлечен, и все кандидаты от власти работали на этих выборах очень активно, что и дало результат. Выиграть выборы нельзя без собственной работы, даже если тебя назначил президент и есть федеральная поддержка. «Умное голосование» вряд ли сработало где-то в регионах, это больше феномен Москвы.

Если бы к выборам в Мосгордуму допустили всех, кто этого хотел, то фракция КПРФ была бы меньше, а «Единая Россия» – больше. Бенефициаром выборов стала КПРФ. Изменит ли это стиль работы Мосгордумы – вряд ли. Мы уже увидели, что за ночь пять спорных мандатов ушли единороссам. Жаль Романа Юнемана (независимый кандидат в 30-м округе, которого не поддержало «Умное голосование» и который чуть уступил кандидату от власти. – «Ведомости»), который провел блестящую кампанию. Именно его кейс доказывает необходимость и нужность партий, когда за тебя кто-то должен вступиться. И когда кто-то будет спрашивать, зачем нужны партии, можно приводить этот пример, когда человек один вышел против двух систем. Появившийся состав Мосгордумы не позволяет рассчитывать, что это будет оппозиционный аквариум с тысячей ярких рыбок. Будет то же самое, [что и было], поэтому можно считать, что мэрия свои задачи все равно решила и парламент будет управляемым.

Андрей Колесников, руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги:

– Результаты выборов в регионах объясняются некоторой усталостью населения от того, что любое протестное голосование, любые протестные усилия, готовность сопереживать протестующим и что-то менять ни к чему не приводит. В прошлом году был всплеск протестного голосования. В этом году общая ситуация стала спокойнее, пенсионная реформа – свершившийся факт, на определенном плато стабилизировались рейтинги власти. И в общем это в какой-то степени голосование равнодушия, а в какой-то – рациональное голосование. Федеральный центр навязывает своих врио губернаторов, раз навязывает, значит, хочет, чтобы они были начальниками. А начальники – носители федеральных трансфертов в региональные бюджеты, значит, в регионе могут появиться деньги и, возможно, не будет падать уровень жизни. Почему бы за них не проголосовать? То есть такая равнодушная патерналистская логика. В регионах «Умное голосование» не сработало. Это больше московская история, удачно наложившаяся на протестный фон.

Мосгордума получилась почти как федеральный парламент: большинство – у партии власти, вторая по величине – фракция КПРФ. Правда, нет ЛДПР, но есть чуть-чуть «яблочников». Коммунисты в какой-то степени – часть власти, их задача – канализировать левые взгляды, чтобы не выбивались из легального поля. Мы получили не демократическую фракцию, а коммунистическую – и она является частью власти. Если посмотреть, что говорили кандидаты от КПРФ, – они действительно носители коммунистических взглядов, демократами их никак назвать нельзя. Они главные бенефициары «Умного голосования». На выходе мы имеем единороссовско-коммунистическую Мосгордуму. Вряд ли это как-то скажется на московских властях, поскольку здесь авторитарное правление, они на Мосгордуму не будут обращать внимания. Надо будет посмотреть, что будут делать депутаты, когда возникнут проблемы с застройкой или встанут другие острые вопросы. Но есть серьезные сомнения, что это имело какой-то прагматический смысл.

Путин поставил задачу, чтобы Александр Беглов избрался, поэтому вся машина власти работала на это. Нормальную оппозицию в Санкт-Петербурге не пустили, под конец поняли, что и коммунист Владимир Бортко опасен, поэтому он и снялся. А за кого осталось голосовать? И опять возникает та же патерналистская логика – на Беглове настаивает Москва, он принесет деньги в город, почему бы за него не проголосовать? А демократический избиратель на выборы скорее всего не пришел.

Аббас Галлямов, политолог:

– В Москве антисистемные настроения достигли такого уровня, когда для выражения недовольства людям оказались не нужны кандидаты, которым хочется отдать свой голос. Москвичи теперь готовы голосовать, исходя из принципа «просто назло системе». В глубинке недовольство тоже растет, но еще не приобрело «несистемного» характера. В отсутствие губернаторов с высокими личными антирейтингами и кандидатов, качающих протестную повестку, оппозиционно настроенный региональный избиратель просто остался дома. Контроль над механизмами выдвижения, уже практически бесполезный в Москве, в регионах пока еще позволяет властям удерживать ситуацию под контролем.

Победу Александра Беглова на выборах можно объяснить слабостью допущенных оппозиционных кандидатов, отсутствием целенаправленной антибегловской кампании с их стороны и, можно предположить, фальсификациями. В Москве же на выборах в Мосгордуму сработало «Умное голосование». Если бы его не критиковали, а, наоборот, поддержали остальные лидеры и активисты протеста вроде Дмитрия Гудкова, Михаила Ходорковского и др., результат был бы еще более впечатляющим. Вполне возможно, тогда оппозиционерам вообще удалось бы заполучить большинство в Мосгордуму. Политическая роль последней теперь, скорее всего, возрастет.

Читать ещё
Preloader more