Как каталонцы не пустили в Барселону короля Испании Филиппа VI

И что за иск готовит глава Каталонии Ким Торра к предыдущему королю Хуану Карлосу I
Президент женералитета Каталонии Ким Торра /STEPHANIE LECOCQ / EPA / ТАСС

Ким Торра объявил, что подаст в суд частный иск по обвинению в коррупции против предыдущего короля Испании Хуана Карлоса I (1975–2014) и его бывшей любовницы. Это вполне в духе Торры: он не политик, а юрист, которого сначала занесло в мир культуры, а оттуда – в политику.

Даже у власти Торра находится потому, что нашел лазейку в законах. Вместо того чтобы искать компромисс с Мадридом, Торра не перестает его дразнить. Каталонское интернет-издание Vilaweb даже озаглавило статью о нем «Человек, которому незнакома осторожность». Вчера король Испании Филипп VI посетил Каталонию в ходе поездки по стране – и его визит чуть было не сорвался. На железной дороге в Барселону неизвестные подожгли шины на рельсах, остановив движение, а возле цели путешествия монарха – монастыря Поблет прошла демонстрация. Никто из представителей правительства Каталонии не приехал поприветствовать высоких гостей.

Как Торра стал культурным человеком

Ким Торра родился 28 декабря 1962 г. в Бланесе (провинция Жирона, Каталония). Кимом его назвали в честь отца, инженера, работавшего в текстильной компании SAFA, а в 1991 г. ставшего советником Санта-Колома-де-Фарнерс – муниципалитета в Жироне, где живет бо́льшая часть клана Торра.

Изучив право в Автономном университете Барселоны, Торра два десятка лет трудился адвокатом международной страховой группы Winterthur Group. Последние два года он работал в штаб-квартире группы в Швейцарии, а уволившись и вернувшись в 2008 г. на родину, использовал выходное пособие, чтобы изменить свою жизнь. Любитель литературы, публицистики и книг, он основал издательство A Contra Vent Editors, которое специализировалось на творчестве каталонских журналистов времен гражданской войны и диктатуры Франко. Публиковал он и собственные произведения. Например, биографию каталонского журналиста Евгения Ксаммары (1888–1983). В 2009 г. Торра получил премию им. Карлеса Раолы за написанное и изданное им эссе «Невольное путешествие в невероятную Каталонию» (Viatge Involuntari a la Catalunya Impossible) о каталонских журналистах, которым пришлось бежать из страны после гражданской войны.

Торра любит щегольнуть эрудицией. Когда его спрашивают, почему каталонцам так дорога независимость, он цитирует Антони Ровира-и-Вирхили (1882–1949, каталонский политик, председатель парламента Каталонии в изгнании с 1940 по 1949 г.), Жауме Висенса Вивеса (1910–1960, профессор всеобщей истории в Университете Барселоны), Жозепа Бенета (1940–2020, испанский драматург) Жозе Ферратер Мора (1912–1991, каталонский философ и писатель). Одним из главных впечатлений от работы президента он назвал знакомство с людьми культуры – например, каталонским скульптором Жауме Пленсой или местным музыкантом Жорди Савалем, с которыми иначе он вряд ли смог бы встретиться лично. На вопрос же о политических пристрастиях лаконично ответил американскому журналу CounterPunch: «Я считаю себя республиканцем в современном смысле этого слова – используемом, например, принстонским ученым Филиппом Петтитом» (В своей трактовке республиканизма Петтит определяет понятие свободы как свободы от доминирования или свободы как недоминирование).

Проведя большую часть жизни в сфере юриспруденции, Торра охотно окунулся в мир культуры и общественной деятельности. Помимо издательства он писал статьи об истории своей родины и проблеме независимости в различные СМИ и даже работал в штате журнала Revista de Catalunya. Иногда его сочинения были весьма провокационными, отмечало ВВС. Например, он назвал некоторых испаноязычных каталонцев «животными в облике человека, которые излучают ненависть».

В 2011 г. Торра возглавил муниципальную компанию Foment de Ciutat Vella (foment по-каталански – продвижение, Ciutat Vella – район Барселоны), а в следующем году занялся созданием и открытием в Барселоне Культурного центра Эль Борн. Центр находится на месте последней атаки войск короля Филиппа V во время осады Барселоны в 1714 г., когда Каталония потеряла независимость. Это музей, в котором представлена богатая коллекция археологических находок, а также проходят выставки, лекции, публичные диспуты. Многие мероприятия были посвящены обсуждению, как сделать Каталонию снова свободной.

О регионе

Каталония
Автономная область Испании
Территория – 32 108 кв. км.
Население (на 1 января 2020 г.) – 7,73 млн человек.
Безработица (I квартал 2020 г.) – 10,66%.
Инфляция (июнь 2020 г., в годовом выражении) – 4,9%.
ВРП (2019 г.) – 250,6 млрд евро.
Внешнеторговый оборот (2019 г.): экспорт – 73,9 млрд евро, импорт – 93 млрд евро.
Государственный долг (2019 г.) – 33,4% ВВП.

Торра сделал себе имя в каталонских националистических кругах, сотрудничая с политическими организациями, ратующими за отделение от Испании. Например, помогал экономисту и политику Мюриэль Касальс в ее проектах для ассоциации Omnium Cultural, а потом был членом совета директоров и даже короткое время и. о. президента ассоциации. Деятельность Omnium Cultural считается одной из главных движущих сил борьбы за независимость Каталонии.

В 2016 г. Торра возглавил Центр современных предметных исследований (Centre d’Estudis de Temes Contemporanis) – аналитический центр, исследующий вопрос независимости Каталонии. «Весь этот опыт позволил мне участвовать, так сказать, из «второго ряда», в бурной истории страны последних лет», – говорил он в интервью CounterPunch.

Когда началась эпопея с устроенным президентом женералитета Каталонии (2016–2017 гг.) Карлесом Пучдемоном референдумом о независимости в октябре 2017 г., роспуском парламента и перевыборами в него в декабре, коалиции Пучдемона «Вместе за Каталонию» потребовались респектабельные люди в избирательный список. Он вспомнил о Торре. «В преддверии выборов, навязанных Испанией, мне позвонил сам президент и попросил баллотироваться в его парламентском списке», – рассказывал Торра CounterPunch. По его словам, он сразу согласился на предложение.

Неудобный президент

Победу на тех выборах одержала центристская партия «Граждане», выступающая за то, чтобы остаться в составе Испании. Но сторонники сепаратизма – «Вместе за Каталонию», «Левые республиканцы Каталонии» и «Кандидатура народного единства» – вместе набрали 70 мандатов из 135, абсолютное большинство.

После этого началось противостояние с испанским правительством. После референдума Мадрид воспользовался 155-й статьей испанской конституции и ввел в Каталонии прямое правление. Местный парламент стал выдвигать одного кандидата в президенты за другим, а Мадрид – блокировать их назначение. Были отвергнуты Карлес Пучдемон, когда он уже собрался приносить присягу по видеосвязи (поскольку был в бегах), Жорди Санчес и Жорди Туруль – все они обвинялись в совершении преступлений из-за незаконного, по мнению центральных властей, референдума и каждому грозило до 30 лет лишения свободы. В конце концов стороны договорились о компромиссе – 55-летнем Торре, хотя его называли «марионеткой Пучдемона».

Визит короля Филиппа VI каталонцы 20 июля встретили демонстрацией против коррупции в королевской семье и, конечно, требованием независимости Каталонии /Reuters

Торра и не скрывал своих взглядов. «Здесь сегодня должен быть не я. Здесь должен быть законный глава правительства Каталонии Карлес Пучдемон... Хочу четко сказать: наш президент – Карлес Пучдемон, и мы останемся верными мандату 1 октября (дата проведения референдума о независимости) – строить независимое государство в форме республики, обеспечивать богатство и социальное единство», – сказал он, выступая в парламенте перед голосованием. Он не упускает случая заявить, что он всего лишь и. о. президента женералитета, легитимный же лидер – Пучдемон.

Торра явно не самый лояльный Мадриду политик, но время поджимало. Он был назначен на должность 14 мая, а если бы до 22 мая у женералитета не появился президент, пришлось бы распускать парламент и назначать еще одни перевыборы. Далеко не все поддерживали Торру. В первом туре он не смог набрать абсолютного большинства, и избрали его только во втором туре, где нужно было простое большинство. И в первый, и во второй раз за него проголосовало 66 депутатов, против – 65, четверо воздержались.

Трения между Мадридом и Торрой начались сразу же. Испанские чиновники не приехали на инаугурацию, и не зря: в своей речи он не упомянул ни о верности королю Филиппу VI, ни о конституции Испании. Пообещал только преданно служить воле народа, представленного парламентом. Впрочем, в 2016 г. Пучдемон произнес точно такую же формулировку.

В составе предложенного Торрой правительства оказалось двое арестованных за организацию референдума и двое сбежавших от испанских правоохранителей за рубеж – Жорди Туруле должен был занять пост главы администрации и Жозепе Руле – советника по территориям, Тони Комине – советника по образованию, а Луисе Пуче – советника по культуре. Все четверо раньше входили в кабинет Пучдемона.

Правительство Испании заблокировало эти назначения, отказавшись публиковать известие о них в официальном журнале женералитета Каталонии. 29 мая Торра сдался и заменил одиозных кандидатов: ведь формирование правительства означало, что Мадрид отменяет прямое правление Каталонией.

Злоключения короля

В 2012 г. правящий король Испании Хуан Карлос I сломал бедро. Когда через два года он отрекся от престола, многие испанские СМИ выдвинули версию, что причина – в состоянии здоровья монарха. Не считая той травмы, он перенес за последние годы десяток операций. Но гораздо интереснее история, как он сломал бедро.
Король (ему было тогда 74 года) отправился в Ботсвану охотиться на слонов, взяв с собой 48-летнюю подругу, немецкую аристократку Коринну цу Сайн-Витгенштейн. Об этом вряд ли узнали бы в Испании, если бы не травма, лечение и вызов спецборта для доставки на родину. Больше всего испанцев возмутило не то, что почетный председатель испанского отделения WWF отстреливает слонов, а то, что в условиях финансового кризиса монарх тратит $40 000 государственных денег на путешествие с любовницей.
Это был не единственный скандал вокруг королевской семьи. Незадолго до отречения младшей дочери короля, инфанте Кристине, предъявили обвинение в налоговых махинациях и отмывании денег, а зятю Иньяки Урдангарину – в подлоге документов, растрате государственного имущества, злоупотреблении служебными полномочиями и мошенничестве. Дочь оправдали, зятя приговорили к пяти годам и 10 месяцам заключения.
В марте этого года швейцарская газета Tribune de Geneve написала, что в 2008 г. Хуан Карлос I получил $100 млн от Саудовской Аравии. Швейцарская прокуратура начала расследование этого обвинения, а заодно пытается выяснить, за что и от кого Коринна цу Сайн-Витгенштейн в 2012 г. получила на свой счет $65 млн. Подозревают, что все это был «подарок» королю от саудовцев за помощь в сделке по строительству испанскими компаниями высокоскоростной железной дороги между Меккой и Мединой. В начале июня к расследованию подключилась испанская прокуратура.
Бенефициаром фонда Lucum Foundation, связанного с Хуаном Карлосом I, оказался его сын, нынешний король Испании Филипп VI. Он заявил, что сам узнал всю историю из прессы. После чего, чтобы дистанцироваться от скандала, отказался от отцовского наследства, а отца лишил ежегодного жалования из казны в размере 194 000 евро.
Но Торра решил объявить о подготовке иска только сейчас. Испанская газета ABC пишет, что 16 июня судья Национальной судебной коллегии Хосе де ла Мата вынес определение о предварительных слушаниях по делу бывшего президента женералитета Каталонии (1980–2003) Хорди Пухоля. Пухоля, которому 90 лет, его жену, детей и 18 других лиц обвиняют в коррупции. Они не могут объяснить, откуда взялись их доходы за те годы.
После этой новости действующий вице-президент Пере Арагонес заявил, что, если и есть в Испании коррупционная сеть, так это правящие Бурбоны. А Торра поручил своим подчиненным составить от его лица частный иск к бывшему монарху и немедленно оповестил об этом прессу.

Но Торра не упускал возможности позлить Мадрид. Например, в октябре 2019 г. был вынесен обвинительный приговор 12 организаторам референдума о независимости. Ассоциация Omnium Cultural немедленно запустила кампанию: каталонцы принялись доносить на самих себя. Перед судами выстроились очереди из желающих подать признательные показания о своем участии в референдуме и митингах в поддержку независимости. Отправил в суд такую бумагу и Торра, немедленно сообщив об этом в Twitter: «Я сделал то же самое, что и тысячи каталонцев <...> в знак солидарности с политическими заключенными <...> Защита гражданских и политических прав – не преступление».

Как Торра удержался у власти

В конце концов власти Испании придумали, как избавиться от строптивого чиновника, агитирующего за независимость Каталонии и ругающего центральную власть. Во время кампании перед общенациональными выборами 28 апреля 2019 г. Торра обязан был соблюдать нейтралитет, как и все представители власти. Это прописано в законе о выборах. Но он не мог смолчать. Например, всего за несколько дней до выборов выступил с обращением к соотечественникам, где в очередной раз заявил о репрессиях Испании и политических судах над организаторами референдума. А в поздравительном письме к подчиненным в честь дня святого Георгия, покровителя Каталонии, выразил сожаление, что Пучдемон и его соратники не смогут приехать на родину, и раскритиковал введение прямого правления Мадрида после референдума. За это ЦИК выписал ему штраф в 5500 евро.

Но гораздо худшие последствия вызвала другая инициатива Торры. В марте ЦИК потребовал от него снять с фасадов правительственных зданий Каталонии сепаратистскую символику – желтые ленты и полосатые флаги со звездой, вписанной в треугольник, а также плакаты с призывами освободить организаторов референдума. Просить пришлось дважды. В первый раз Торра ответил отказом, ЦИК вынужден был пригрозить штрафом, отстранением от должности и обращением в правоохранительные органы. Не дожидаясь прихода полиции, каталонские чиновники сами очистили фасады (в сентябре они снова повесят символику и плакаты и снова снимут их лишь после угрозы прислать полицию).

Власти обратились в суды. В конце декабря прошлого года дело дошло до Высшего суда Каталонии, который признал Торру виновным в неподчинении и лишил права занимать выборные должности в течение полутора лет. Уже 3 января ЦИК потребовал у спикера парламента Каталонии лишить Торру мандата. В ответ депутаты приняли резолюцию, в которой осудили это требование и подтвердили полномочия Торры. Но когда тот 24 января проиграл апелляцию в Верховном суде, деваться депутатам стало некуда. После бурных обсуждений 27 января они лишили Торру мандата, опасаясь, что иначе на них самих подадут в суд.

Мадрид рассчитывал, что после этого Торра автоматически лишится и поста президента. Но нашлась лазейка. Закон гласит, что глава Каталонии выбирается из депутатов – но в нем не указано, что он должен оставаться депутатом все время пребывания на этом посту. Решение о его отставке таким образом оказывается в руках местного парламента, а тот поддержал Торру. Мадриду пришлось с этим согласиться, а Торра по-прежнему не упускает возможности насолить центральной власти, что показывает история с иском к Хуану Карлосу I или его совет испанским чиновникам не приезжать в Каталонию, ведь в ней введен карантин из-за COVID-19 (поэтому король Филипп VI не смог, как планировал, вчера посетить храм Саграда Фамилиа и музей Сальвадора Дали в Фигерасе и ограничился монастырем Поблет).

«Два миллиона каталонцев, выступающих за независимость, никуда не денутся, – предупреждал Торра на страницах американского политического журнала CounterPunch. – Испания должна осознать, что институциональная нестабильность, от которой она страдает в настоящее время, будет продолжаться до тех пор, пока она отказывается прислушиваться к голосам, исходящим из Каталонии <...> Каталонцы борются за самое важное право граждан <...> – право на самоопределение».