Глава Ростовской области рассказал о действиях власти во время мятежа «Вагнера»

Он объяснил, как пытались остановить бойцов ЧВК и с какими трудностями столкнулся регион
Михаил Терещенко / ТАСС

Главы полутора десятков российских регионов 29 июня приняли участие в форуме АСИ «Сильные идеи для нового времени». Среди них – глава Ростовской области Василий Голубев. Он рассказал «Ведомостям», как действовали региональные власти 24 июня во время мятежа основателя ЧВК «Вагнер» Евгения Пригожина и что происходит в регионе сейчас.

– Какова ситуация сейчас в регионе?

– Ситуация рабочая, нормальная. В Ростовской области сейчас активная фаза – надо готовиться к уборке урожая, что для нас является принципиальным.

– А какие последствия произошедшего [23 и 24 июня]?

– Человек, который сейчас заедет в город, последствий не увидит. Дороги восстановлены, бордюры восстановлены. Техника, которая оказалась на пути движения колонны, убрана. Люди живут своей жизнью. Нормализована ситуация на заправочных комплексах. Это [очереди на дорогах] было лишь один день, на следующий день все уже нормализовалось.

И, если говорить об обеспеченности продуктами, товарами питания, трудности были лишь в том, что колонны машин, которые закрыли движение, создали определенные сложности. Как только мы их растащили, увели из города и направили по другим направлениям, практически все работало.

Один нюанс был. Например, мусорные машины через некоторые посты, которые выставили «вагнеровцы», не пропускали. Через день примерно все это заработало, и город все быстренько убрал. Я даже не знаю, какие проблемы сейчас существуют, нормально живем.

– В пятницу [23 июня] и в субботу [24 июня] вы были на связи с ЧВК или с Министерством обороны?

– С Министерством обороны я был на связи регулярно, общался с президентом. Из правоохранительных структур общался практически со всеми, региональные все были на местах, работали. Понятно, что созданы были штабы в каждом [региональном] министерстве. Заместители губернатора сами находились какое-то время в правительстве. После того как [в Ростов-на-Дону] зашла колонна [сил ЧВК «Вагнер»], они поехали по министерствам руководить штабами отраслевыми. Я оставался там [в правительстве] и из города не выезжал.

– Сейчас все «потеряли» [генерала] Сергея Суровикина.

– О Суровикине мне не было известно.

– Он же был в Ростове-на-Дону?

– Об этом мне неизвестно.

– А как так легко они [«вагнеровцы»] прошли?

– Я думаю, это, скорее, вопрос к профильному ведомству. Силовики все работали на своих местах. Ну, вот в этой ситуации возникла сложность, что заторы на дорогах, и ГИБДД докладывала каждый час, как их разгребала.

– А когда вам доложили, что они [бойцы «Вагнера»] появились?

– Я думаю, что это было между 8 и 9 вечера. Я через 30–40 минут собрал штаб, раздал задачи нашим заместителям по вопросам жизнеобеспечения.

– Тогда «вагнеровцы» были где?

– Они еще только вышли на М4 (трасса «Дон»), может быть, чуть-чуть прошли.

– Но их уже нельзя было остановить?

– Ну, это вопросы уже больше к специалистам и к военным. Потому что то, что гражданские делали – ставили машины, водовозки, тракторы, бульдозеры, легко и просто сметалось танками и тяжелой техникой.

– Что думаете про сообщения в некоторых Telegram-каналах о том, что некоторые местные жители встретили их довольно доброжелательно?

– Я думаю, что это инсинуация – в том числе самих «вагнеровцев». Они уже были в городе – эта информация должна проверяться, но не все они были одеты в военных.

– А вы сами с Пригожиным не общались?

– Нет.

– А сегодня нет тревоги?

– Нет, вообще никакого нет чувства тревоги. Область и в эти непростые два дня работала системно и правильно. И сейчас абсолютно все на местах, сегодня слушал доклады по началу уборочной кампании – у нас это очень важная составляющая. Как вы знаете, наш регион агропромышленный, серьезный такой.

– В ту субботу тоже казалось, что все хорошо?

– Подождите, ну, так нельзя говорить. Когда военная техника в городе.

– Но до того?

– До того – конечно. Шла обычная жизнь… Так что нужно вынести урок.

– А какие должны быть уроки?

– Я думаю, что [это] надо точно, мы это делаем. Лишний раз отработать систему взаимодействия правоохранительной, гражданской служб. Это имеет значение. Мы реально смотрим на ситуацию. Если бы мы обладали большей информацией…

 – А у вас появились какие-нибудь вопросы к подчиненным по итогу?

– Нет.

– Сработали хорошо все? 

– Вообще. Все подчиненные в полном объеме 100% времени проводили либо на рабочих местах, либо в местах, где, например, возникли проблемы с топливом – люди выехали, уточнили. Мы видим, что у нас есть запас, нормальный запас. Ну, люди стали в очередь, вместо бака набирают бак с канистрой.

Увидели проблемы со скорой помощью в двух случаях. Почему? Да потому что проехать было невозможно. Проконсультировали пациента, человек в порядке, я специально интересовался. Увидели, допустим, проблему вывоза мусора – понятно почему, потому что там стоит пост, который не пропускает машины. Ровно сутки задержалась, там, где можно было, выезжали, в течение суток убрали то, что поднакопилось.

Я еще не закончил, как говорят, изучение ситуации. По возвращению в Ростов послушаю помощников, руководителей о том, какие нюансы мы видим, чтобы при возникновении чрезвычайной ситуации [действовать]. Область же в режиме ЧС оставалась.

– В регионе вообще много людей, которые в ЧВК «Вагнер» служили? 

– Я не готов сказать. Я знаю, что они есть, но не готов сказать.

– Но вдруг вы будете с ними или с их семьями контактировать, чтобы они подписали контракты с Минобороны.

– Я не готов сказать, буду ли я с ними контактировать. Да, наверное. Мы же продолжаем работу по контрактникам. Но тут уже работа военкоматов, призывных пунктов, военных, наверное. Численный состав мне точно неизвестен.