МВД Британии объяснило причины отказа в разбирательстве по делу Литвиненко

Министр внутренних дел Великобритании Тереза Мэй в письме коронеру сэру Роберту Оуэну привела шесть причин отказа правительства в проведении открытого разбирательства по делу о гибели экс-офицера ФСБ Александра Литвиненко, в том числе назвав невозможность обнародования секретных документов и дороговизну нового юридического процесса.

Литвиненко скончался 23 ноября 2006 г. в результате отравления высокорадиоактивным веществом полоний-210. Его самочувствие стало резко ухудшаться после встречи с бывшими коллегами Андреем Луговым и Дмитрием Ковтуном и совместного чаепития в лондонском отеле Millennium. Дознание по делу о гибели Литвиненко, призванное не назвать виновных, а установить обстоятельства смерти, началось вскоре после его смерти.

Дознание зашло в тупик после объявленного в мае решения Оуэна не рассматривать как значимые документы, касающиеся возможной роли российского государства в гибели Литвиненко и вопроса о возможности предотвращения его гибели. Вынося такое решение, Оуэн пошел навстречу властям Великобритании, заявившим, что обнародование некоторых документов может нанести ущерб национальным интересам страны. В то же время понимая, что изъятие из дела важной информации фактически делает бессмысленной процедуру дознания, Оуэн обратился к министру юстиции с просьбой заменить дознание другой юридической процедурой - открытым разбирательством. Открытое разбирательство, в отличие от дознания, допускает проведение закрытых заседаний, на которых могут рассматриваться секретные документы. Именно поэтому вдова покойного экс-офицера ФСБ Марина Литвиненко настаивала на проведении подобного разбирательства. Проведение разбирательства, казалось бы, являлось оптимальным решением проблемы: оно позволило бы рассмотреть все документы, не публикуя их. Однако власти Британии решили иначе.

"Во-первых, с точки зрения правительства, несмотря на высказанные вами сомнения, дознание сделает немало с точки зрения реакции на общественное беспокойство относительно данного инцидента (смерти Литвиненко). В рамках дознания можно будет использовать открытые данные, например, для того, чтобы исследовать обстоятельства, при которых полоний был привезен в эту страну, отследить вероятные перемещения вещества и тех, кто, возможно, перевозил его по стране, установить события, которые привели к убийству, установить, кем был покойный и когда, где и при каких обстоятельствах он встретил свою смерть, прийти к выводам и выступить с соответствующими рекомендациями", - говорится в письме Мэй коронеру, текст которого был передан "РИА Новости".

Мэй отмечает, что на вопрос о том, удовлетворена ли общественность выводами, можно ответить только по окончании дознания.

Вторым пунктом министр указывает на то, что поскольку достаточных доказательств для подтверждения вины британских властей в гибели Литвиненко или непредотвращении его гибели нет, то оснований для рассмотрения этого вопроса в рамках процедуры открытого разбирательства также нет.

В-третьих, по мнению британского правительства, для ответа на вопросы, которые стоят перед коронером, "чувствительные" материалы рассматривать не нужно. Кроме того, указала она, открытое разбирательство, равно как и дознание, не ставит своей целью поиск виновных. "Поэтому необходимости в проведении открытого разбирательства для рассмотрения данных материалов с тем, чтобы выполнить обязанности коронера, не возникает", - отметила Мэй.

Четвертой причиной отказа стало то, что документы, изъятые из рассмотрения при дознании, будут точно так же изъяты и при открытом разбирательстве.

"Причины, которые привели к изъятию при дознании, в той же степени имеют силу и для принятия решения об ограничениях в рамках разбирательства. В результате в рамках разбирательства были бы опубликованы только те же документы, которые были бы опубликованы и в рамках дознания. Поэтому люди, наиболее заинтересованные в расследовании, а именно Марина и Анатолий Литвиненко, узнают в ходе открытого разбирательства не больше, чем в ходе дознания", - отметила глава МВД.

Мэй признала, что преимуществом открытого разбирательства действительно являлась бы возможность рассмотрения секретных документов на закрытых сессиях, однако заявила, что только для этого начинать новую юридическую процедуру не нужно.

"Правительство могло бы изучить возможность проведения независимого расследования на основе окончательных выводов дознания, в зависимости от того, что выяснится после изучения открытых материалов", - отметила она.

"В-пятых, открытое разбирательство почти наверняка обойдется дороже с точки зрения временных и денежных затрат и ресурсов", - утверждает министр. Она подчеркнула, что изучение секретных материалов, которые не могут быть опубликованы, замедлит публикацию выводов на основе открытых материалов и затянет весь процесс очень надолго.

"Наконец, это правда, что международные отношения были фактором в принятии правительством решения. Дознание, проводимое независимым коронером, гораздо понятней нашим иностранным партнерам, и единство процесса принимается ими с большей готовностью, нежели разбирательство, начинаемое правительством, проводимое под председательством человека, назначаемого правительством и имеющего возможность видеть правительственные материалы, потенциально отвечающие интересам правительства. Однако эти соображения не были решающим фактором, сами по себе они не вынудили бы правительство отказать в проведении открытого разбирательства. Однако эти соображения остаются фактором, который правительство учитывает", - указывается в письме.

"По всем этим причинам, изучив их по отдельности и вместе, правительство решило не проводить открытое разбирательство", - сообщила Мэй.