Ходорковский: С деградирующим режимом можно бороться только в рамках широкомасштабного, мирного протестного движения

Сегодня, в день 10-летия ареста Михаила Ходорковского, вышла его статья в The New York Times.

"Десять лет в тюрьме"

"Десять лет прошло, 10 лет - день в день - я провел в тюрьмах, тюрьмах и лагерях новой России. Многое изменилось. У моего старшего сына сейчас собственная дочь, которая уже совсем не младенец, - моя первая внучка, которую я никогда не видел.

Мои младшие сыновья, которых я оставил всего четырехлетними мальчиками, сейчас выше, чем я, и находятся на пороге взрослой жизни. Моя дочь близка к окончанию колледжа. Моя жена, которая поддерживала меня все эти годы, живет в одиночестве у себя дома. Мои родители уже очень стары, и их здоровье оставляет желать лучшего.

Весь мир также очень изменился. Я могу только читать в журналах об электронных книгах и планшетных компьютерах. То же самое касается Facebook, Google , Twitter и многих других вещах, которые теперь есть повсеместно, как и гибридные двигатели и электромобили. <...>

На фоне этих изменений мой мир практически стоит на месте: существует лишь небольшая разница между лагерными бараками на границе с Китаем, где я провел первую часть срока, и моей нынешней казармой на финской границе. Люди тоже почти те же: у каждого свои мысли и своя несчастная судьба. Но, несмотря на все прошедшие годы, я никогда не стану частью этой замкнутой системы и продолжаю жить событиями, происходящими в России и мире. Они достигают меня благодаря газетам и бесконечным письмам и рассказам людей, которые постоянно приходят "извне".

Я наблюдал, как моя страна процветала от роста цен на нефть и газ. Доходы населения также значительно возросли. Но выросли и цены на товары и жилье. Жизнь во многих городах России сейчас дороже, чем в США или Европе. Причины хорошо известны: государственный монополизм, коррупция и неэффективное управление, следствие непримиримости власти и ее чрезмерная централизация в руках единоличного исполнительного органа.

Многие талантливые люди уезжают из страны, более 2 млн россиян уехали всего за 10 лет. Отток капитала, который начался в 2008 г., составляет уже $350 млрд. Три миллиона предпринимателей были подвергнуты уголовному преследованию, а некоторые из них, такие как Сергей Магнитский и Василий Алексанян, погибли в результате пребывания в тюрьме.

В этом причина того, почему в России так мало инноваций и почему зависимость от цен на сырье увеличивается, а общие темпы роста замедляются. <...>

Сегодня система управления страной называется "Владимир Путин". Может ли он измениться? Я не хочу давать категорический ответ: человеческое существо - слишком сложное создание. Но шансы на это невелики, как и вероятность того, что ближайшее окружение Путина позволит ему уступить свои президентские полномочия, пусть даже временно, во второй раз. Он не будет контролировать то, что последует за ним.

Внутри страны число сторонников демократического преобразования системы власти, которое позволило бы уйти от режима Путина, снижается, в то время как радикальные настроения медленно, но верно растут - это неизбежно породит столь же радикального лидера в условиях кризиса. Иными словами, независимо от того, что делает Путин, Россия рискует увидеть другой авторитарный режим, который придет ему на смену.

В условиях, когда режим вошел в непредсказуемую стадию необратимой деградации и изо всех сил сопротивляется предоставлению своим оппонентам пространства для реальной политической конкуренции, единственная надежда заключается в успехе широкомасштабного, мирного протестного движения.

Такое движение существует в России, и его цель - заставить рационально мыслящую часть правящей элиты вступить в переговоры о путях и скорости проведения необходимых реформ. Не просто снисходительно послушать, но реально обсудить и реализовать согласованные меры. <...>

Что делать оппозиции, чтобы достичь своих целей? Прежде всего, необходимо помнить: когда победа будет достигнута, очень важно не только преодолеть желание отомстить вчерашним преследователям, но дать им возможность участвовать в определении курса, которым пойдет страна.

Во-вторых, оппозиция должна признать необходимость искать компромиссы в борьбе за перемены. Исторический опыт учит нас, что общество смогло выйти из кризиса с минимальными потерями только там, где реформаторы нашли в себе силы и мужество достичь консенсуса с оппонентами. Оппозиция должна быть влиятельна! Без этого не может быть демократии!

Движение должно черпать вдохновение в деятельности Нельсона Манделы в Южной Африке, который смог подняться выше личных обид и расовых и классовых предрассудков, чтобы провести свое общество по трудной дороге от гражданской войны к социальному миру. Гений Манделы заключается в том, что, выйдя из тюрьмы, он вместо того, чтобы закрыть дверь перед лицом своих тюремщиков, оставил ее открытой, чтобы они могли выйти вместе с ним.

Месть не может быть признана достойной и социально значимой целью. Только достижение национального консенсуса даст России шанс на выживание. Но этот консенсус должен быть достигнут на основе уважения к правам каждого человека и меньшинства в этом обществе. Крайне важно признать принципы правового государства и стремление к социальной справедливости. <...>

Меняйся - или погибнешь: таким был исторический выбор любой человеческой цивилизации на протяжении тысяч лет".

Перевели Михаил Оверченко, Анастасия Агамалова