Российские ВКС ушли с иранской авиабазы из-за «некоторого недопонимания»

Уход российских Военно-космических сил с иранской авиабазы Хамадан, где они могли пробыть менее недели, связан с недопониманием между Москвой и Тегераном о ее использовании, пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на источник в органах военного управления. По его словам, использование Хамадана сыграло «огромную роль» при поддержке правительственных сил в провинциях Алеппо, Дейр-эз-Зор и Идлиб. «Некоторое недопонимание», по его словам, возникло из-за того, что Россия предполагала использовать базу не только как аэродром подскока, но и как полноценный военный объект с размещением соответствующих арсеналов. Тегеран на такой вариант не пошел.

По словам собеседника «Ведомостей», близкого к российскому Минобороны, изначально планировалось, что возможно будет нанести больше ударов. Но согласие России с инициативой о 48-часовом гуманитарном перемирии в Алеппо и общая ситуация на переговорах о политическом урегулировании в Сирии привели к тому, что дальнейшее нанесение таких ударов стало нецелесообразным.

Официальный представитель Минобороны Игорь Конашенков заявил, что российская авиация выполнила поставленные задачи, а дальнейшее использование авиабазы «будет осуществляться на основе взаимных договоренностей по борьбе с терроризмом и в зависимости от обстановки в Сирии».

21 августа министр обороны Ирана Хосейн Дехган обвинил Москву в «позерстве». «Русские заинтересованы в том, чтобы показать себя сверхдержавой и гарантировать свою роль в определении политического будущего Сирии. И конечно, с их стороны наблюдалась определенная доля позерства и неджентльменского поведения», - сказал он.

Партнерство Москвы и Тегерана в Сирии ситуативно. Эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко на прошлой неделе допускал, что Хамадан могут в любой момент закрыть для российской дальней авиации. «Иран не желает быть младшим партнером Москвы и дает понять, что готов быть лишь на равных с ней. При этом в новой многовекторной политике Ирана, с которого сняли санкции, приоритетом становятся отношения с Западом, а не с Россией», - пояснил вчера Малашенко.