Матвиенко согласна, что российский дипломат в ООН говорил, как прапорщик

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко согласна с критикой стиля выступления 12 апреля заместителя постпреда России в ООН Владимира Сафронкова и уже высказала свою оценку министру иностранных дел Сергею Лаврову. Как передает ТАСС, так она ответила на слова завкафедрой конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ Сурена Авакьяна. Авакьян на заседании Научно-экспертного совета попросил Матвиенко, чтобы кто-то отреагировал на заявление Сафронкова, который, с точки зрения юриста, «сказал какие-то слова <...> похожие на слова прапорщика, обращенные к солдату».

«Я сказала Лаврову свою точку зрения, Лавров разделяет ее. Все сигналы посланы. Моя точка зрения абсолютно такая же, как ваша», - ответила спикер Совфеда.

12 апреля постпред Великобритании в ООН Мэтью Райкрофт раскритиковал Россию за поддержку президента Сирии Башара Асада. Сафронков в ответ обратил внимание спецпредставителя ООН по Сирии Стаффана де Мистуры, что британский дипломат пытается помешать политическому процессу и внести в Совбез конфронтационность и враждебность. «Вы испугались, сон потеряли, что мы будем сотрудничать с Соединенными Штатами. Вы этого боитесь. Все делаете для того, чтобы это взаимодействие было подорвано… Именно поэтому... Посмотри на меня, глаза-то не отводи, что ты глаза отводишь? – заявил дипломат британцу. – Именно поэтому ты сегодня ничего не сказал о политическом процессе. Специально выступление Мистуры не слушал».

Комментируя речь дипломата, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков отметил, что ничего оскорбительного тот не сказал и что лучше говорить вовремя и жестко, чем долго проявлять мягкотелость. Он дал понять, что Кремль считает обоснованным использование в случае необходимости жесткой риторики при отстаивании интересов страны.

Замминистра иностранных дел России Сергей Рябков назвал странной критику заявлений Сафронкова, тем более от западных «коллег, которые из года в год упражняются в оскорбительных высказываниях в адрес России». По словам Рябкова, иногда серьезный эмоциональный сигнал необходим для выведения присутствующих из состояния политического зомбирования. Замминистра заверил, «Сафронков сказал ровно то, что требовалось в этой ситуации», хотя вообще этот дипломат «может изъясняться на любых языках, на иностранных, и дозировать степень дипломатической учтивости в зависимости от обстановки».