Экс-премьер Британии Блэр решил попытаться повлиять на дискуссию о Brexit

Бывший премьер-министр Великобритании лейборист Тони Блэр решил вернуться в политику из-за Brexit. «Кому-то придется замарать руки, и я это готов сделать», - сказал он Mirror. Сокращать ежедневную работу своего благотворительного фонда он не намерен, также он не намерен снова выдвигаться в парламент, но у него есть идеи, которые он считает необходимым предложить и которые, как он надеется, люди поддержат. Таким образом он рассчитывает повлиять на политическую дискуссию вокруг переговоров нынешнего правительства с ЕС об условиях Brexit.

В феврале 2017 г. Блэр выступил в Сити с призывом к согражданам восстать против решения о выходе Великобритании из Евросоюза. Он заявил, что, голосуя на референдуме, люди не знали, каковы на самом деле будут условия выхода из ЕС, и сейчас пришла пора представить расчеты о том, что выход из ЕС будет более болезненным, чем это кажется сейчас, а плюсы от этого решения - иллюзорными. Провести новый референдум он не предложил, но сказал, что нужно начать информировать население, начать поиск путей к отступлению и обсудить, не стоит ли пересмотреть ранее принятое решение. Блэр тогда же предложил проевропейским политикам создать межпартийное движение для этих целей.

Сейчас Блэр повторил, что обеспокоен экономическими последствиями Brexit. Принадлежность к единому европейскому рынку, по его выражению, относила Британию к «Лиге чемпионов» в сфере торговых соглашений, тогда как заключение нового соглашения о свободной торговле с ЕС опустит страну в «Первую лигу», таким образом, британцы ухудшают собственный ранг. Также он отметил, что правящая партия консерваторов обещала выполнить решение по выводу Британии из ЕС любой ценой, тогда как с точки зрения здравого смысла хотелось бы сначала увидеть, что именно они предложат.

Блэр знает, что его возвращение в политику не весь электорат встретит с восторгом и что он сразу же получит ушат того, что обычно на него льют. Но ему сейчас страстно хочется участвовать в дискуссии. «Я не хочу, чтобы, пока мы проходим через этот исторический момент, я бы молчал, потому что это бы означало, что меня не волнует эта страна», - объяснил он.