FT назвала «последнюю каплю», переполнившую чашу терпения соседей Катара

Катар мог заплатить выкуп в размере до $1 млрд боевикам, связанным с «Аль-Каидой», в Сирии и иранским силовикам за освобождение заложников, узнала Financial Times. Изданию рассказали это полевые командиры группировок боевиков и правительственные чиновники в регионе.

26 катарцев, участники соколиной охоты, среди которых были члены королевской семьи, были похищены в Ираке в декабре 2015 г. проиранской шиитской группировкой «Катиб Хезболла». Близкие к ней иракские источники говорят, что заложников содержали на территории Ирана. Договоренность о выкупе была заключена в апреле.

Решение Дохи выплатить выкуп силам, которые вызывают наибольшую неприязнь и осуждение в регионе, встретило недовольство некоторых соседей Катара, пишет издание, и в результате стало одной из причин разрыва дипломатических отношений с этой страной, как высказался один местный наблюдатель, «последней соломинкой, переломившей спину верблюда».

Правительство Катара оперативно не ответило на запрос о комментарии. Источник, близкий к администрации Катара, подтвердил, что за заложников заплатили, но он не знает, сколько и кому.

О выкупе газета узнала от источников, участвовавших в переговорах о судьбе заложников с обеих сторон. Среди них два чиновника правительств региона, три полевых командира иракских шиитских группировок, два представителя сирийской оппозиции. По их словам, около $700 млн было выплачено иранским силовикам и шиитским боевикам, которым они покровительствуют. Еще от $200 млн до $300 млн были выплачены в Сирии исламистам группировки «Тахрир аль-Шам», которую считают близкой к «Аль-Каиде» (запрещена в России), за выкуп около 50 захваченных шиитских ополченцев.

По мнению двух дипломатов, работающих в регионе, одной из целей похищения катарцев было получить для Ирана и «Хезболлы» аргумент в переговорах об освобождении шиитских боевиков, захваченных суннитами группировки «Тахрир аль-Шам». Также переговоры по сделке связывают с другой договоренностью – об эвакуации населения четырех городов в Сирии, окруженных боевиками. Западный дипломат считает, что соглашение об эвакуации стало для Катара прикрытием сделки о выкупе заложников.

Доха отрицает финансовую поддержку террористических группировок и пытается позиционировать себя как нейтрального игрока, способного становиться посредником в региональных конфликтах. Саудовская Аравия и ОАЭ утверждают, что роль посредника Катар использует, чтобы играть на обе стороны, а также чтобы финансировать радикальных исламистов, в том числе в Ливии и Сирии, а сделка с заложниками является еще одним из доказательств этой деятельности. FT отмечает, что богатый Катар, крупнейший экспортер СПГ, давно раздражает соседей тем, что использует свои богатства для ублажения партнеров, от Лондона до Токио, а также вмешивается в дела других стран региона через дипломатические связи и с помощью спутникового телеканала «Аль-Джазира».