Статья опубликована в № 3953 от 05.11.2015 под заголовком: Vimpelcom готов платить за узбеков

Vimpelcom отложил $900 млн на выплаты по узбекскому делу

Расследование может закончиться мировым соглашением

Расследование узбекского дела в отношении не только Vimpelcom Ltd., но и МТС и TeliaSonera (см. врез) ведут с 2014 г. минюст США, американская Комиссия по ценным бумагам и биржам и прокуратура Нидерландов. У них есть подозрение, что все эти телекоммуникационные компании необоснованно платили деньги структурам, связанным с окружением Гульнары Каримовой – дочери президента страны Ислама Каримова. Минюст США считает, что за лицензии и частоты.

Как сообщил Vimpelcom во вторник, переговоры с регуляторами и правоохранителями продолжаются, сроки завершения их расследования не известны, точной оценки его последствий нет, но компания зарезервировала на счетах $900 млн на случай выплат.

Обвинений по узбекскому делу пока нет, но норвежские власти (у Норвегии – 53,97% Telenor, а у нее – 33% Vimpelcom) решили, что совет директоров Telenor недостаточно хорошо занимался узбекским вопросом, и 30 октября председатель совета Свейн Осер был отправлен в отставку как утративший доверие.

В начале октября Telenor объявила, что расстается с пакетом в Vimpelcom – за 20 млрд норвежских крон ($2,4 млрд): актив сложный, капитализация постоянно снижается, он формирует всего 8% стоимости Telenor, контролировать его деятельность невозможно.

Vimpelcom Ltd. зарезервировал по узбекскому делу средства, сопоставимые с денежным потоком от российского бизнеса и c 20% годовой EBITDA, оценивает аналитик «Открытие капитала» Александр Венгранович: возможно, придется продать бизнес в СНГ, например в Казахстане, Армении и на Украине.

Отдать миллиард

Штрафы TeliaSonera за коррупционные действия в Узбекистане могут превысить $1 млрд, оценили в середине октября сотрудники компании Muddy Waters Research, специализирующейся на корпоративных расследованиях.

Резерв в $900 млн значителен – 14% капитализации Vimpelcom, говорит аналитик Райффайзенбанка Сергей Либин, но он сомневается, что компания начнет продавать активы – и особенно в СНГ: за них сложно быстро получить хорошую цену. Скорее, продолжает он, компания будет пытаться что-то занять или выплатить из имеющихся средств – к концу II квартала 2015 г. у нее на счетах было $4,2 млрд.

Раз компания сообщила о резервировании средств, значит, мировое соглашение – наиболее вероятный исход дела, считают партнер юридической фирмы Lidings Сергей Патракеев и партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов. По словам Степанова, публичные компании объявляют о резервировании, если риск выплат выше 50%, а от резервирования до выплат может пройти от полугода до 1,5–2 лет. Принято резервировать близкую к максимуму сумму, указывает он, а Патракеев полагает, что компенсация может быть близка к $900 млн.

Старший юрист Herbert Smith Freehills Сергей Еремин также ожидает мирового соглашения, но выражает мнение, что разбирательство вряд ли близко к завершению. $900 млн – скорее не максимальная, а близкая к возможной выплате сумма, считает Еремин. Компании нецелесообразно резервировать столь значительные деньги, если она рассчитывает на небольшие выплаты.

Акционеры Vimpelcom не ответили «Ведомостям», пресс-служба Vimpelcom Ltd. сочла некорректным комментировать ситуацию, поскольку дискуссия с регуляторами еще продолжается.

Величина будущей выплаты зависит от двух параметров, объясняет Степанов. Первый – позиция американских регуляторов: если у них будут неопровержимые доказательства, они откажутся от мировой и либо будут настаивать на судебном разбирательстве, либо потребуют максимальных выплат. Второй – строгость конкретного судьи, который будет рассматривать дело, продолжает Степанов. Он сможет вмешаться в заключение мирового соглашения, с одной стороны, потребовав от компании более жесткого признания вины, а с другой – надавить на регулятора, если сочтет, что его позиции позволяют заключить соглашение на более выгодных условиях, поясняет Степанов.

До 2012 г. американские судьи легче одобряли мировые соглашения: действовал принцип neither admit nor deny (не признавать и не опровергать), рассказывает Степанов: выплачивающая штраф компания платила некоторую сумму по мировому соглашению, но и не признавала себя нарушительницей закона, и явно его не отрицала. Сейчас практика меняется, продолжает он, американские регуляторы (особенно участвующая в деле Vimpelcom Комиссия по ценным бумагам и биржам США) не соглашаются принять деньги без хотя бы частичного признания вины. Часто после решения суда по основному делу следует шлейф исков от акционеров и если компания признает вину, то даст аргумент будущим истцам, заключает он.