Статья опубликована в № 4379 от 07.08.2017 под заголовком: Чужие на сетях операторов

В России бум виртуальных операторов

Развитие таких проектов поможет Tele2 и угрожает большой тройке операторов

Сбербанк, «Тинькофф», «Ростелеком», ТТК – вот неполный список компаний, которые недавно заявили о готовности предоставлять услуги сотовой связи под собственным брендом. Все они не обладают собственной телекоминфраструктурой, но планируют арендовать ее у сотовых компаний – т. е. стать виртуальными мобильными операторами (mobile virtual network operator, MVNO).

Число абонентов таких операторов в России по итогам первого полугодия 2017 г. достигло 6 млн человек, подсчитала исследовательская компания «ТМТ консалтинг». И основной рост, утверждают аналитики, пришелся на последние два-три года.

Как создавались виртуалы

Впервые операторы виртуальных сотовых сетей появились в конце 1990-х гг. в Великобритании. Уровень проникновения сотовой связи в стране тогда только подобрался к 50%, и британский регулятор Oftel решил, что самое время стимулировать конкуренцию. Он обязал сотовые компании предоставлять часть своей инфраструктуры (в том числе номера и частоты) компаниям, которые тоже желали оказывать услуги связи, но не могли сами построить сети. Таких операторов стали называть виртуальными.

Как легализовали MVNO

В конце декабря 2008 г. министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев подписал приказ, разрешающий работу виртуальных операторов (MVNO) в России. До этого виртуальные операторы были фактически перепродавцами услуг «настоящих» сотовых компаний, которые принимали на себя всю ответственность за качество и расчеты с абонентом. Не имея ни биллинга, ни оборудования, «Евросеть» даже в тарифах зависела от СМАРТС, рассказывал «Ведомостям» в 2008 г. гендиректор СМАРТС Андрей Гирев. Поправки же регламентировали, что виртуальный сотовый оператор – это тот, кто лишь арендует инфраструктуру у операторов, а остальное, включая биллинг, организовывает сам. Также виртуальные операторы после приказа получили право на собственную номерную емкость. Появилась и специальная лицензия для MVNO – для ее получения достаточно согласовать схему партнерства с сотовой компанией, инфраструктуру которой он намерен использовать, и утвердить ее в Роскомнадзоре.

Первые прототипы российских MVNO стали появляться еще в начале 2000-х. Первым известным таким проектом был виртуальный оператор «Евросети» и поволжского оператора СМАРТС, проработавший всего два года – с 2007 по 2009 г. Также немалую популярность среди потребителей получили проекты ритейлеров – «А-мобайл» «Ашана» и «Аллё» X5 Retail Group (оба работали на сетях МТС). Время первых операторов пришлось на период набора абонентской базы и MVNO тогда главным образом создавались по инициативе мобильных операторов, рассказывает гендиректор исследовательской компании Telecom Daily Денис Кусков.

Но настоящую популярность этому формату принес проект Yota: сначала это был независимый беспроводной оператор, работавший на непопулярных частотах. Но затем компанию купил «Мегафон», и Yota стала работать как виртуальный оператор на сетях материнской компании. Yota позиционировалась как оператор для молодых и активных пользователей мобильного интернета.

Отстающий встряхнул рынок

«Мегафон» не единственный оператор, который сделал свою «дочку» проектом MVNO. Так, например, на сетях МТС заработал виртуальный оператор МГТС (100%-ная «дочка»), а на сетях «Вымпелкома» – оператор Sim Sim для мигрантов (на 50% принадлежит оператору). А вот c посторонними большая тройка начиная с 2010–2011 гг. делилась инфраструктурой не очень охотно. Сотрудники операторов в неофициальных беседах с «Ведомостями» рассказывали, что рынок сотовой связи достиг насыщения и проекты виртуальных операторов приводят лишь к перетоку абонентов из их собственных сетей, а потому они считают их запуск нецелесообразным.

Но в начале 2016 г. на рынок виртуальных операторов вышла Tele2, отстающая от большой тройки по количеству абонентов. Компания объявила о создании «фабрики» MVNO. «MVNO для нас, как догоняющего игрока рынка, очень важная тема, стратегически важная», – рассказывал на форуме «Ведомостей» в июне этого года гендиректор Tele2 Сергей Эмдин.

Оператор договорился о создании виртуального оператора с крупнейшим банком страны – Сбербанком и крупнейшим провайдером – «Ростелекомом». Также Tele2 намерена создать виртуального оператора с «дочкой» РЖД «Транстелекомом» и «Тинькофф банком». С учетом этих партнерств Tele2 получает возможность сократить свое отставание по доле абонентов, рассуждает Кусков. 

Директор практики бизнес-консультирования PwC Михаил Учуваткин констатирует, что именно такие игроки, ориентированные на завоевание доли рынка, и становятся двигателями рынка виртуальных операторов. Затраты на привлечение одного контракта велики и могут составлять несколько APRU (ежемесячная выручка оператора в расчете на одного абонента), напоминает эксперт. Виртуальный оператор берет эти расходы на себя, в то же время он охватывает нишевые сегменты аудитории.

Олег ТиньковПредседатель совета директоров «Тинькофф банка»
Мы все отмучились! Я понимаю, как вас достала монополия тройки операторов, их ужасный сервис, конские тарифы и обманы. Tele2 пытается изменить ситуацию, и вот мы идем к ним на помощь, и на базе Tele2 в конце года мы запускаем мобильного оператора «Тинькофф мобайл.

Банки и ритейлеры с большими клиентскими базами рассматривают мобильную связь не как источник дополнительного заработка, а как инструмент для повышения лояльности клиентов и получения данных о них с целью дальнейшей монетизации, говорит Учуваткин. Кроме того, зачастую менеджмент держит в голове еще и возможность сэкономить на информировании клиентов и собственных sms-рассылках.

На связи с врагом

Некоторые компании верят, что на рынке сотовой связи для них якобы остался большой «кусок пирога», говорит вице-президент по стратегии и развитию «Вымпелкома» Александр Поповский. Но для их операторов-партнеров в таком сотрудничестве кроется риск, предупреждает он. Ведь операционная модель и ценовая политика определяется непосредственно виртуальным оператором, а значит, запуская на свои сети MVNO, классические операторы рискуют вырастить конкурента у себя под боком.

Александр ПоповскийВице-президент по стратегии и развитию «Вымпелкома»
...наличие обширной и лояльной клиентской базы не является залогом успешного старта. Лояльный [банку или ритейлеру] клиент может одновременно быть лояльным клиентом определенного сотового оператора, и не факт, что <...> начнет покупать услуги сотовой связи у тебя.

Такие примеры в истории рынка связи уже были, рассказывает эксперт. Одним из масштабных MVNO стала датская Telmore, которая работала на сети лидера датского рынка мобильной связи TDC. Telmore покупала у TDC трафик оптом – по 0,5 кроны за 1 минуту, а клиентам продавала по 1,25 кроны. Несмотря на это, цены Telmore оказались существенно ниже сложившихся в то время на рынке. Чтобы защититься от демпинга, TDC в итоге в 2004 г. была вынуждена купить собственного партнера за 400 млн датских крон.

Правильный MVNO поможет выручке

Возможно, владельцы новых российских MVNO также надеются продать бизнес в дальнейшем, не исключают собеседники в двух операторах. Но в целом такие планы при запуске оператора – это «шкура не убитого», замечает один из них. Если говорить о рынке сотовой связи в целом, то медведь давно убит и поделен, добавляет аналитик «Уралсиба» Константин Белов: уровень проникновения мобильной связи очень высок и у операторов вряд ли есть аппетит к таким покупкам. В любом случае MVNO работает на операторской инфраструктуре, поэтому сильно уронить тарифы и нарушить баланс на рынке в ближайшее время также вряд ли получится, успокаивает Белов.

Задача оператора – подобрать себе правильных MVNO-партнеров, которые усилят слабо представленные у него сегменты или сегменты, с которыми он не умеет эффективно работать (например, с высокой для оператора стоимостью привлечения), уверен основатель Starnet Анатолий Сморгонский. Если все правильно, это приведет к росту или стабилизации выручки или EBITDA оператора. А для перенасыщенного рынка это как раз актуально, считает он. Понятно, что кроме этого Сбербанк, например, – это большая компания с огромным ресурсом и с этим могут быть связаны определенные риски, но и результат для оператора может быть очень интересным, добавляет Сморгонский.