Российские власти интересовались абонентами Viber всего пять раз

А мессенджер Threema и вовсе не получал ни одного запроса о данных абонентов
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

За пять лет работы Viber в России мессенджер получил лишь пять запросов от российских правоохранительных органов о предоставлении данных пользователей, рассказал «Ведомостям» гендиректор мессенджера Джамел Агауа. Сути запросов он не раскрыл. Их писали «различные ведомства, в основном полиция», уточнил Агауа.

Агауа рассказал, что мессенджер использует сквозное шифрование, поэтому не имеет доступа к контенту переписки – она зашифрована и хранится в облачных сервисах. Поэтому по запросу правоохранительных органов Viber может лишь раскрыть, с кем был факт переписки у интересующего их пользователя, но суть переписки – не может, рассказывает Агауа.

По его словам, ежемесячная аудитория Viber в России составляет 45 млн человек.

По закону делиться с правоохранительными органами данными о звонках и фактах приема сообщений должны так называемые организаторы распространения информации, перечисленные в специальном реестре Роскомнадзора. Кроме того, закон предписывает им делиться с органами информацией, необходимой для декодирования сообщений пользователей. Именно вокруг вхождения в этот реестр в июне прошлого года завязалась оживленная публичная переписка между руководителем Роскомнадзора Александром Жаровым и основателем мессенджера Telegram Павлом Дуровым. В итоге Telegram вошел в реестр, после чего ФСБ потребовала от Telegram расшифровать переписку пользователей. Дуров отказался это сделать, что спустя некоторое время вылилось в решение Таганского суда о блокировке мессенджера в России, исполнение которого вызвало известные затруднения.

Viber в этот реестр не вступал.

Другой участник реестра Роскомнадзора, швейцарский мессенджер Threema (также делает акцент на безопасности переписки), являетcя участником реестра с марта 2017 г. Threema предоставила Роскомнадзору базовую информацию о самой компании, но передавать российским властям информацию о пользователях не соглашалась, рассказывала «Ведомостям» в марте представитель Threema Юлия Вайс. Правда, почти за год участия в реестре Threema так ни разу и не получала таких запросов от российских правоохранительных органов, отмечает она. По словам Вайс, Threema работает в швейцарской юрисдикции и не подчиняется российским законам – запрос российских властей сперва должен быть одобрен швейцарским судом.

Правоохранительные органы могут направлять запросы любому сервису, в том числе зарубежным компаниям, вне зависимости от того, входит ли он в реестр или нет, отмечает адвокат «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян. Делать это они могут на основании федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и Уголовно-процессуального кодекса по уже возбужденным уголовным делам.

Но пока что пять запросов – очень мало, считает Дарбинян. Если Viber будет включен в реестр, их станет в десятки раз больше, уверен он. В идеале Viber должен стремиться к прозрачности и полному раскрытию подобных запросов, как это делают западные компании – Google, Facebook, Twitter, которые в своих отчетах рассказывают обо всех фактах запросов информации со стороны государственных органов всех стран мира, резюмирует он.

Митинг против блокировки Telegram в Москве

Читать ещё
Preloader more