Путин: экономика России должна расти быстрее мировой к 2019 году

Официальные прогнозы Минэкономразвития и Минфина говорят, что этого не будет
  • Александра Прокопенко,
  • Ольга Кувшинова
  • / Ведомости

Президент Владимир Путин поручил правительству разработать комплекс мер для ускорения экономического роста. Экономика к 2019 г. должна расти темпами не ниже мировых, потребовал он в послании Федеральному собранию.

«Поручаю правительству не позднее мая такой план разработать», – сказал Путин. Он отметил, что главными причинами торможения экономики являются внутренние факторы.

План развития экономики должен охватывать горизонт до 2025 г. и учитывать влияние на рост всех отраслей, секторов промышленности, развития несырьевого экспорта и налоговой системы, сказал президент.

План и среда

«Это амбициозная задача», – прокомментировал министр финансов Антон Силуанов. Рост должен базироваться на частных инвестициях, считает он: а для этого мы должны создать для бизнеса стабильные макроэкономические условия, низкую инфляцию, низкие ставки.

Прирост инвестиций в Минфине в ближайшую «трехлетку» оценивают в 1,8%, следует из проекта бюджета. Для достижения заявленных президентов темпов роста доля инвестиций в ВВП должна превышать 25% (сейчас около 16%).

Необходимы равные правила игры, а сейчас же у нас кто-то «равнее», говорит руководитель крупной нефтегазовой компании: какого-то смысла в наращивании инвестиций при таком климате мы не видим. Правительство одобрило дополнительную нагрузку на нефтегазовую отрасль, начнем инвестировать – возьмут еще, указывает собеседник «Ведомостей».

Прогнозы и реальность

По прогнозу МВФ, мировая экономика будет прирастать примерно на 3% в год. Аналогичный прогноз у ОЭСР. Российские власти уже не первый год заклинают российскую экономику расти быстрее. Наша задача – обеспечить темпы роста экономики не ниже 5% в год, говорил премьер-министр Дмитрий Медведев в 2013 г. на Гайдаровском форуме. Прогноз Минэкономразвития на 2016 г. (он же заложен в бюджет) – спад на 0,6%. В 2017 г. – рост на 0,6%. Прогноз на 2019 г. – рост – 2,1%, и его бывший замминистра финансов Максим Орешкин (теперь министр экономического развития) называл маловероятным.

По базовому сценарию долгосрочного прогноза Минэкономразвития до 2034 г. (он положен в основу бюджетного прогноза Минфина) Россию ожидают 20 лет стагнации. Он исходит из сохранения цены нефти в $40/барр. в реальном выражении на весь прогнозный период (в номинальном выражении баррель дорожает примерно на $1 в год до $55 в 2035 г.). Ни более дорогая нефть, ни более высокая занятость преодолеть стагнацию экономике не помогут: в базовом варианте среднегодовой темп ВВП лишь немногим ниже – 1,8%, как и производительность труда (2% в среднем в год против 2,1% в «базовом плюс»).

Ранее похожий прогноз – стагнации до 2030 г. с темпом около 1,5% в год – составил Минфин, уточнив, что это вариант без структурных реформ и он не основной. Вариант с реформами существует в целевом сценарии прогноза Минэкономразвития. Цена нефти в нем медленно растет до $57/барр. в 2020 г., $70 в 2030 г. и $76,7 в 2035 г. Еще одна оптимистичная предпосылка этого варианта прогноза – демографическая. Численность занятых в экономике в предстоящие 20 лет почти не меняется: с 68,4 млн в 2016 г. она сокращается до минимума в 66,6 млн в 2026–2028 гг., после чего снова восстанавливается до 68,1 млн в 2035 г. (в базовом варианте прогноза последовательно сокращается все годы до 64,4 млн).

Но более быстрый рост внутренних инвестиций сопровождается более высокой (в отличие от других двух вариантов) производительностью труда, более быстрым ростом доходов населения. Текущий счет платежного баланса постепенно уходит в дефицит за счет опережающего роста импорта; однако это компенсируется чистым притоком капитала с 2020 г. Рост экономики ускоряется до более 4% уже в 2019 г. и остается выше среднемирового: в среднем – 3,6% в год за 2016–2035 гг.

Опережение мировых темпов достигается за счет перехода экономики на инвестиционную модель роста – рост доходов компаний за счет снижения их издержек, улучшение бизнес-климата, поддержка несырьевого экспорта. Если выбирать модели благоразумно, они станут источником знаний, писал профессор школы им. Джона Ф. Кеннеди при Гарвардском университете Дэнни Родрик в книге «Экономика решает»: «Если использовать их догматически, результатом будет чрезмерное самомнение и неэффективная государственная политика».

Стагнация следует и из бюджетного прогноза Минфина. При неизменности налогового законодательства доходы бюджетной системы будут снижаться – с 33,3% ВВП в 2016 г. до 29,9% ВВП в 2034 г. Сильнее всего сократятся доходы федерального бюджета, который потеряет пятую их часть: с текущих 16,1% ВВП они снизятся до 13,1% ВВП. Таким образом, ресурс бюджетной системы к середине 2030-х вернется к уровню начала 2000-х гг. (30–31% ВВП составляли ее доходы в 2001–2003 гг.). Доходы федерального бюджета будут снижаться прежде всего из-за сокращения нефтегазовой ренты почти на треть (с 5,8 до 3,6% ВВП) – из-за стабилизации цены нефти на низком уровне, низких темпов роста добычи и экспорта нефти и увеличения льгот по НДПИ и экспортной пошлины. Но и не связанные с нефтью и газом доходы тоже будут снижаться, в том числе из-за старения населения, что повлечет сокращение поступлений в Пенсионный фонд.

Подход Минфина к определению динамики потенциального экономического роста переоценивает значимость для России нормы инвестиций по сравнению с другими факторами, прежде всего человеческого капитала, а также открытости экономики, развития государственных и общественных институтов, социокультурных факторов, говорится в отзыве НИУ ВШЭ на проект прогноза. Рецепты выхода из стагнации известны, говорит главный экономист ВЭБа Андрей Клепач: для долгосрочной поддержки роста – структурный маневр в реальном секторе (инвестиции в инфраструктуру, развитие технологий) и бюджетном (сдвиг расходов в пользу здравоохранения, образования). Но пока не похоже, чтобы эта задача стояла в повестке дня, заключает он.