Центробанк решил судьбу рухнувших Татфондбанка и Интехбанка

Татарстан не нашел денег, чтобы их поддерживать, а качество активов не позволяло их санировать за счет средств регулятора

В пятницу Центробанк отозвал лицензии сразу у четырех банков — татарстанских Татфондбанка и Интехбанка, а также у банка «Анкор» Андрея Коркунова и Межрегионального почтового банка.

Отзыв лицензии у Татфондбанка и Интехбанка для рынка стал неожиданностью — почти три месяца кредитные организации находились под управлением временной администрации, и все это время их дальнейшая судьба оставалась неизвестной. Власти Республики Татарстана (местному правительству принадлежало около 40% в Татфондбанке, в группу которого входил Интехбанк) неоднократно заявляли о надеждах на спасение банков региона. ЦБ же вел переговоры как с республикой о вливании средств в капитал пошатнувшихся кредитных организаций, так и с крупными банками — о возможности провести их финансовое оздоровление.

В итоге регулятор посчитал, что санация Татфондбанка и Интехбанка невозможна из-за низкого качества активов, и отозвал лицензии. Татфондбанк занимал 42-е место по величине активов, Интехбанк — 138-е.

Все проблемы — в модели бизнеса

«Начиная с мая прошлого года мы понимали, что Татфондбанк находится в тяжелейшем финансовом положении, мы знали, что его капитал утрачен, что потеря ликвидности может наступить в любой момент, если триггером послужит какое-то событие, что банк убыточен и его финансовая отчетность недостоверна», — рассказал в пятницу первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин.

По результатам дистанционного надзора и рассмотрения практически 100% активов Татфондбанка было установлено, что имеется существенная недооценка кредитного риска, а кроме того, есть так называемые технические активы на балансе — это активы, которые вуалируют реальные проблемы, говорит зампред правления ЦБ Ольга Полякова. Около 65% кредитного портфеля составляли кредиты, связанные с бизнесом собственника, а основная часть заемщиков находится в состоянии банкротства, констатировала она. «Собственно говоря, все проблемы банка были сосредоточены и заключались в той бизнес-модели, которая была выбрана, — это кэптивная бизнес-модель, ориентированная на кредитование бизнеса конечных бенефициаров. И именно она завела в такое тупиковое состояние данный банк», — говорит Полякова.

С мая надзорная команда регулятора находилась в постоянных переговорах с руководством банка и его акционерами, говорит Тулин: «Долгие месяцы, вплоть до конца ноября, наши партнеры по переговорам не признавали наличия столь масштабных проблем, они допускали, что есть какие-то сложности, но небольшие». При этом акционеры устно заявляли, что не оставят банк в беде и всегда окажут финансовую поддержку, отмечает первый зампред. Однако в ноябре менеджмент банка заявил, что не может спасти его своими силами, следует из слов Поляковой. Это заявление стало для ЦБ неожиданностью, потому что стало противоречием всем предыдущим заверениям акционеров, говорит Тулин: «Если быть точным, акционеры предложили очень ограниченную поддержку, которой было недостаточно, чтобы восстановить финансовое положение банка».

Почти тут же у Татфондбанка случился кризис ликвидности — компании и вкладчики начали забирать свои средства со счетов банка. Спустя неделю после того как банк перестал платить клиентам, ЦБ ввел в него временную администрацию и наложил мораторий на удовлетворение требований кредиторов. Еще неделю спустя та же участь постигла Интехбанк. Финансовое состояние Татфондбанка в декабре стало еще хуже из-за «ряда операций», следует из слов Поляковой.

Стало понятно, что банк не спасти

ЦБ был готов санировать Татфондбанк и Интехбанк только при условии, что рублем поучаствует Республика Татарстан, рассказывали «Ведомостям» два человека, близких к регулятору, и один из местных банкиров. «Живых» денег у правительства на спасение банков не было, и они предлагали другие варианты — рассматривалась возможность выпуска облигаций, а кроме того, власти предлагали внести в капитал Татфондбанка земли республики, говорили собеседники «Ведомостей». Занять еще на денежном рынке республика не могла из-за бюджетного правила, а вариант с землями не устраивал ЦБ — их стоимость была существенно завышена, указывал человек, близкий к регулятору.

Президент Татарстана Рустам Минниханов в январе говорил, что для спасения банка может быть применен bail-in (конвертация в капитал средств кредиторов) — республика вела переговоры с крупнейшими кредиторами Татфондбанка.

«Мы изучали любые возможности и предложения, которые могли бы подвести нас к варианту финансового оздоровления», — говорит Тулин. Минимальная оценка дыры по состоянию на декабрь — 97 млрд руб., а банки, которые «там поработали и делали due diligence», дали цифру 120 млрд руб., сообщил он. Даже исходя из минимальной оценки в 97 млрд руб. Татфондбанк теперь занимает второе место по размеру дыры в балансе (первое - у Внешпромбанка: 215 млрд руб.).

Для проведения санации Татфондбанка по расчетам ЦБ и Агентства по страхованию вкладов (АСВ) понадобилось бы 220-230 млрд руб., говорит Полякова. «По нашим расчетам, bail-in должен был покрыть обязательства перед физлицами и должен был составлять 60-70 млрд руб.», — рассказывает он. На эти цифры рассчитывать не приходилось — у кредиторов не было желания участвовать в bail-in, говорит Полякова. А Тулин указывает, что по bail-in реально удалось выйти лишь на сумму в 5 млрд руб. «У нас не было никакой политической, концептуальной, профессиональной зашоренности или предпочтений. Мы каждый раз добросовестно исследовали, изучали каждое предложение наших контрагентов, доводя его до фактов — факты рассыпались», — заключает Тулин.

По словам человека, близкого к ЦБ, очень многие действительно надеялись на республику — рассчитывали, что правительство найдет деньги и санация банка состоится. Но в итоге это были «одни разговоры», говорит другой собеседник «Ведомостей», также близкий к регулятору.

Начался поиск виновных

Полякова рассказала, что ЦБ после установления фактов вывода активов из Татфондбанка направил заявление в Генпрокуратуру. СУ СКР по Татарстану в пятницу возбудило уголовное дело в отношении предправления Татфондбанка Роберта Мусина. Он подозревается в мошенничестве в особо крупном размере, говорится в сообщении СУ СКР. «По предварительной версии, в августе 2016 г. с целью получения кредита и последующего хищения денежных средств сотрудники Татфондбанка предоставили в ЦБ фиктивные сведения о наличии высоколиквидного актива, обеспеченного кредитными договорами с другими акционерными обществами. Впоследствии полученные кредитные денежные средства в размере более 3 млрд руб. были переведены на расчетные счета аффилированных организаций Татфондбанка», — указано там же.

Мусин контролировал 17,3% акций банка через «Новую нефтехимию». В пятницу же Советский районный суд Казани арестовал Мусина на два месяца, сообщил РБК со ссылкой на помощника руководителя Следственного управления по Татарстану Эльвиру Газизову. «РБК-Татарстан» передал, что во время заседания Мусин заявил о своей невиновности и готовности сотрудничать со следствием. Как пишет агентство, Мусин сообщил, что со времени введения моратория он вел работу, которая могла бы поправить положение дел. Получить комментарий Следственного управления по Татарстану в пятницу вечером и выходные «Ведомостям» не удалось.

Ранее были арестованы бывший зампред правления Татфондбанка Сергей Мещанов и зампред правления Вадим Мерзляков, а также гендиректор «ТФБ финанс», дочерней структуры банка. Под арестом находятся и начальник управления активных операций «ТФБ финанса» Илнар Абдульманов и руководитель отдела клиентского сервиса «ТФБ финанса» Рустам Тимербаев. Они подозреваются в мошенничестве со средствами вкладчиков Татфондбанка.

С 1 октября 2016 г. ЦБ ограничил Татфондбанку дальнейшее наращивание средств населения. Чтобы обойти это ограничение, банк переводил средства вкладчиков, у которых истекали сроки договора, в доверительное управление своей «дочки» - «ТФБ финанс», которая затем инвестировала их в облигации самого банка. Число потенциальных пострадавших прокуратура Татарстана оценивает в 2500 человек, пишет ТАСС со ссылкой на зампрокурора Татарстана Марата Долгова.

Клиентам не объясняли суть операции, а также их не предупреждали о возможных рисках: вклады до 1,4 млн руб. застрахованы государством, а средства в доверительном управлении — нет.

«В сентябре я пришел пролонгировать вклад, у меня был 1 млн руб. — то, что мы с женой копили всю жизнь, — вспоминает один из клиентов Татфонбанка пенсионер Фарит. — Ко мне подошла заведующая и стала уговаривать перевести деньги в доверительное управление, объяснив, что это очень выгодно и что это новый вклад. Я несколько раз спрашивал, не случится ли что-то с моими деньгами, мне отвечали, что с моим миллионом ничего не произойдет».

Все, кто перевел деньги в ДУ, думали, что просто пролонгируют вклад, банк преподносил это как новый вклад для VIP-клиентов, у которых на счетах было больше 1 млн руб., рассказывает представитель инициативной группы пострадавших — дочь Фарита Айгуль. Часть пострадавших клиентов банка обратилась с заявлением в полицию. Главное следственное управление МВД по Татарстану после проверки этих заявлений возбудило уголовное дело по статье о мошенничестве в особо крупном размере.

На прошлой неделе пресс-служба президента Татарстана сообщила, что республика проработает механизмы, которые могут приравнять в правах клиентов «ТФБ финанса» к вкладчикам Татфондбанка, что позволит им получить страховые выплаты от АСВ. Консультативная группа совместно с прокуратурой республики готовит обращение в суд по вопросу внесения физических лиц - клиентов «ТФБ финанса» в реестр пострадавших вкладчиков, следует из сообщения. Представитель АСВ на запрос, отправленный в пятницу вечером, не ответил.

Следствие сейчас хочет опросить всех потерпевших, говорит Айгуль, в пятницу после отзыва лицензии стали объявляться те пострадавшие, кто до последнего надеялся на санацию.

В пятницу пресс-служба Минниханова сообщила, что президент считает необходимым выявить круг лиц, причастных к образовавшейся кризисной ситуации, и привлечь к отвественности. «Поставлена приоритетная задача по выявлению и недопущению вывода активов банков, включая задолженность по всем выданным кредитам как физлицам, так и юрлицам, чтобы добиться максимального обеспечения выплат пострадавшим клиентам банков», — говорится в сообщении.

Ситуация в Татарстане под контролем

Ситуация в банковской системе Татарстана контролируемая, заявила Полякова. «Мы анализировали информационные атаки на опорный банк республики и понимаем, что это скорее всего было проявлением недобросовестной конкуренции», — говорит она. Ранее регулятор заявлял о проведение информационных атак на «Ак барс» — крупнейший банк региона, также подконтрольный республике.

Средства в Татфондбанке держала «Татнефть» — 5,4 млрд руб., однако для компании это небольшая сумма — всего лишь 0,7% от стоимости активов. Кроме средств компаний в Татфондбанке зависли и деньги государства — банк был участником госпрограммы по докапитализации банков через ОФЗ и получил 1,4 млрд руб. от АСВ. Была у Татфондбанка задолженность перед ЦБ, знает один из собеседников «Ведомостей». Теперь с этими требованиями и компании, и государство встанут в третью - последнюю - очередь кредиторов, говорит он: получится вернуть средства или нет, будет зависеть от величины конкурсной массы банка.