Сечин выиграл суд у «Ведомостей», и решение вступило в силу

Статья о доме в Барвихе должна быть удалена с сайта в течение пяти дней

Рассмотрев апелляцию, поданную газетой «Ведомости», апелляционная инстанция Мосгорсуда оставила в силе решение суда первой инстанции по иску главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина. Теперь газета «Ведомости» должна в течение пяти дней удалить текст статьи с сайта и уничтожить имеющиеся в распоряжении редакции экземпляры газеты с этой статьей.

«Безусловно, мы выполним решение суда. У нас есть пять дней на удаление заметки с сайта. О дальнейших действиях сообщим в ближайшее время», - прокомментировала решение суда главный редактор газеты Татьяна Лысова. Срок для уничтожения экземпляров и процедура в решении суда не определены. Представитель «Ведомостей» Владимир Румянцев заявил, что газета запросит у суда первой инстанции разъяснение, как редакция должна выполнять решение об уничтожении тиража.

Соавтору текста Александре Прокопенко отказали в привлечении к иску в качестве соответчика. «Зло победило добро, - заявила Прокопенко. - Крайне странно, что теперь суд определяет, кто на самом деле пишет заметки в газете "Ведомости", а подпись автора под текстом ничего не значит». Сечин в иске к «Ведомостям» указал только одного из двух авторов текста о своем доме - Рината Сагдиева. Суд первой инстанции отклонил ходатайство привлечь к заседанию и Прокопенко и тем самым лишил ее возможности защищать свои права, указывает Румянцев.

Заседание суда в пятницу продлилось около получаса, сначала судьи заслушали стороны, никаких вопросов по существу они не задали и удалились на совещание. Решение судьи приняли за несколько минут.

Общественный интерес

СМИ апеллирует к общественному интересу, но границы этого понятия четко определены в законодательстве, заявил адвокат Сечина, а то, что руководитель «Роснефти» владеет или не владеет какой-либо недвижимостью, не несет какой-либо угрозы демократическому строю или общественным интересам. Сечин, напомнил он, с 2012 г. не занимает государственных должностей.

Общедоступность информации - не абсолютный показатель, информация в Росреестре предназначена для целей операций с недвижимостью, а не для использования журналистами, заявил адвокат Сечина.

Юрист «Мемориала» Кирилл Коротеев говорил «Ведомостям», что жалоба на решение по иску Сечина будет иметь перспективы в ЕСПЧ: международный суд неоднократно подтверждал позицию, что общественный интерес распространяется не только на чиновников, но и на любые публичные фигуры, участвующие в управлении корпорациями, даже коммерческими. Это важный публичный запрос, кроме того, абсолютно диспропорциональной следует считать такую санкцию, как уничтожение тиража, отмечал эксперт.

История дела

18 сентября Сечин выиграл в первой инстанции иск о защите неприкосновенности частной жизни к газете «Ведомости» из-за публикации о строительстве дома в Барвихе. Останкинский суд обязал «Ведомости» удалить статью с сайта, опубликовать информацию о решении суда и уничтожить все имеющиеся в распоряжении редакции экземпляры газеты, где была опубликована эта заметка. Кроме того, суд запретил дальнейшее распространение статьи, а также любых ее частей, содержащих сведения о частной жизни Сечина. Тогда решение Останкинского суда не вступило в силу, так как «Ведомости» подали апелляцию.

В апелляции отмечалось, что «Ведомости» просили Останкинский суд об отсрочке, чтобы успеть предоставить заверенные копии выписок из реестра, однако суд не дал возможности предоставить эти доказательства, объяснял после суда в первой инстанции юрист газеты Владимир Румянцев. Кроме того, суд не привлек к участию в деле соавтора статьи и Росреестр, выписки из базы которого послужили основой для заметки.

«Роснефть» и сам Сечин в последние годы регулярно судятся с журналистами. Так, Сечин подавал иск против «Новой газеты» и журналиста Романа Анина и 10 октября выиграл его. Поводом для иска стала статья о яхте St. Princess Olga, стоимость которой, по оценкам экспертов, «не менее $100 млн». Размер судна, по сведениям издания, «с футбольное поле (85,6 м)», на яхте якобы есть бассейн, который при необходимости превращается в вертолетную площадку, а также спа и лифт. St. Princess Olga ходит под флагом Каймановых островов и принадлежит местной фирме Serlio Shipping Ltd., писала «Новая газета». Изучив с помощью специальных сайтов о морских судах маршрут яхты и фотографии в аккаунте Instagram жены Игоря Сечина Ольги Сечиной, издание предположило, что St. Princess Olga либо собственность семьи Сечиных, либо они часто арендуют это судно.

Представитель Сечина в суде заявил, что публикация не является общественно значимой, так как Сечин не публичный человек и не влиятельный общественный деятель. Материал о многомиллионной яхте адвокат Сечина назвал «удовлетворением праздного интереса», писала после заседания суда сама «Новая».

«Новая газета» 9 ноября обжаловала решение суда. Юрист издания объяснил: газета не отрицает, что в статье содержались «сведения, что Сечин как-то может быть связан с яхтой, но данное утверждение основано на фактических данных, которые судом на заседании исследованы не были, не оспаривались и не подвергались сомнению истцами». «Что касается двух других утверждений, якобы содержащихся в публикации журналиста Анина, то их в статье нет», - утверждал представитель «Новой газеты». Мосгорсуд рассмотрит апелляцию 30 ноября.

В конце сентября «Роснефть» через суд потребовала взыскать с медиахолдинга РБК и трех его журналистов - Тимофея Дзядко, Людмилы Подобедовой и Максима Товкайло – более 3,1 млрд руб. в качестве компенсации за ущерб деловой репутации, якобы нанесенный статьей этих журналистов.

11 ноября Арбитражный суд Москвы отложил дальнейшие слушания на месяц, до 12 декабря. Представитель «Роснефти» на заседании уточнил сумму требований к РБК, увеличив ее на 55 млн руб. до 3,179 млрд руб.

Основанием для иска против РБК стали статья в апрельском номере газеты «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP» и телепередача на канале РБК, основанная на этой статье. В статье говорилось, что одним из условий продажи приватизируемого пакета стало требование, чтобы покупатель не заключал акционерное соглашение с BP, владеющей 19,75% «Роснефти». «Роснефть» назвала статью ложной и потребовала опровержения и компенсации, сумма которой была рассчитана аудиторской компанией «Центр профессиональной оценки» (ЦПО) именно как последствия риска потери основного контрагента «Роснефти» - британской BP.