Mazda 6: Сибирское счастье

Корреспондент «Пятницы» испытал новый японский седан на тюменском тракте
К.Тищенко

«Шестерка» сготовностью шлифует лед на низших передачах, бросается вслед за отклонениями руля и не кренится вповоротах

Вдоль дороги из аэро­порта тянутся две толстенные трубы – так и представляешь, как по одной из них из России вытекает нефть, а по другой закачивается кэш. Тюмень с полумиллионным населением по разнообразию автопарка может поспорить с Москвой, по изящности металлических оград и фонарей – с любым европей­ским городом. Однако погода и географическое расположение накладывают свой отпечаток: доставшийся нам жемчужно-белый седан, похоже, неуютно чувствует себя на морозе в минус тридцать пять. В уголках фар – кристаллики льда, в салоне за спиной поскрипывают задубевшие пластик и резина, педаль сцепления впала в анабиоз и неохотно возвращается в исходное положение. Зато у 6-ступенчатой «механики» короткие и четкие ходы, а новый двухлитровый двигатель Skyactiv-G с рекордно высокой для серийных моторов степенью сжатия легко разгоняет крупный седан. И дело не только в 150 «лошадях» и 210 «ньютонах» – благодаря применению высокопрочных сталей Mazda6 существенно полегчала по сравнению с предыдущим поколением, приблизившись по массе к машине первого поколения, которую в Mazda уже прозвали «бабушкой».

«Бабушки» (самые старые из которых были выпущены в 2002-м) в свое время стали первыми «маздами», примерившими маркетинговую концепцию zoom-zoom, точно определившую философию и эмоциональный имидж марки. И концепция, и машина оказались весьма успешными. Седан со спортивным характером и дизайном, при этом надежный и относительно недорогой – по такому сочетанию, как оказалось, тосковали не только японцы и американцы, но и значительная часть российских автолюбителей: к 2007 г. Россия по продажам модели вышла на третье место в мире. Теплее всех горячую японскую красавицу приняли как раз в холодной Тюменской области – здесь она отвоевала 2,2% рынка, в то время как в среднем по России показатель составляет 1,6%.

Перед создателями нового поколения Mazda6 стояла нелегкая задача пройти по тонкой грани между «сделать лучше» и «не испортить то, что есть». И они с этим справились, пусть не без компромиссов. «Шестерка» с готовностью шлифует лед на низших передачах, послушно бросается вслед за малейшими отклонениями руля с твердым «нолем», не кренится в поворотах и вообще ощущается плотно сбитым и маневренным аппаратом с бойцовским темпераментом. Но при этом здесь нет хорошей шумоизоляции и многочисленных электронных наворотов, типичных для лощеных седанов сегмента «плюс-минус миллион», где отныне обосновалась Mazda6 (по габаритам она теперь конкурент не только Ford Mondeo, но и, например, Nissan Teana).

Однако это быстро прощаешь после первой полусотни километров на трассе. Например, за удобнейшие кресла, в которых одинаково комфортно в верх­ней одежде и без. Японские инженеры просчитали оптимальное распределение веса по сиденью и спинке, и телу эта формула определенно нравится, как и плотность наполнителя. Эргономика– отличная, нужные кнопки находятся вслепую, в аскетичной передней панели с немного развернутой центральной консолью чувствуется немецкая рациональность. Над ней дисплей диагональю 5,8 дюйма для управления мультимедиа и навигацией. В крупно нарисованные иконки интуитивно тычешь пальцем – и это работает, уже потом на центральном тоннеле обнаруживается ручка контроллера-«мультикоммандера» с россыпью кнопок вокруг.

Вторую половину тест-драйва мы провели за рулем автомобиля с таким же двигателем, но без «ручки». Как и механическая коробка, 6-диапазонный «автомат» у Mazda6 полностью новый. Помимо дополнительной передачи ему подарили способность чаще блокировать гидротрансформатор – благодаря этому не только экономится топливо, но и автомобиль реагирует на педаль газа более отзывчиво. Спортивного режима у коробки нет, но для обгона можно задействовать ручной режим или кнопку кикдауна – это тоже новшество для модели. А обгоняли мы часто и без особых проблем: сибиряки на удивление миролюбивы и дисциплинированны на трассе. Стоит приблизиться к автомобилю – и он услужливо сдает вправо, а грузовики почти в обязательном порядке еще и сигнализируют поворотниками о свободной «встречке». Педаль газа прижимается к полу, ощутимо срабатывает подпружиненная кнопка– и, сбросив пару передач, Mazda6 под глуховатое рычание мотора уносится в неизменно белую даль.

Постоянные включения кик­дауна и высокая скорость на трассе не прошли даром для содержимого бензобака: несмотря на расчеты организаторов, планировавших, что 62 л топлива хватит на весь 500-километровый маршрут, на подъезде к Тюмени загорелась пиктограмма с бензоколонкой. Мы решили дозаправиться – «слишком холодно для играть», как выразился осваивающий русский язык технический директор Mazda в России Томас Роте, оказавшийся моим пассажиром. Возвращение в теплое нутро салона после пятиминутной вылазки на мороз окончательно примирило меня с идеей покорения Сибири на лихом япон­ском седане. Сидишь, дуешь на онемевшие пальцы и думаешь: вот теперь мы точно доедем, доедем быстро и без проблем туда, где тепло, горячие пельмени и ледяная водка. Вот оно – настоящее сибирское счастье.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать